РЕКЛАМА

Загрузка...
«Лучший» – именно так переводится с английского название самого молодого сотового оператора Беларуси. Но при этом на каждой коллегии Минсвязи БеСТ попадает в списки провинившихся. Последний пример наиболее показателен.

Дальше – хуже

Замминистра связи Лариса ЛАБКОВИЧ определила ситуацию на БеСТ как критическую: годовое задание по платным услугам населению «Лучший» обеспечил лишь на 13%. Причем эти 13% не от доведенных сверху показателей, а от своей же заявки!
В конце 2007 года число абонентов мобильной связи в Беларуси превысило 7 миллионов, и дальнейшие резервы роста представляются весьма ограниченными. А это значит, что работать станет сложнее всем операторам, но для небольших компаний последствия приближающегося насыщения рынка могут быть попросту катастрофическими.
Как свидетельствуют официальные цифры, государственный оператор – явный аутсайдер. К тому же еще с начала января стала появляться информация об отключении отдельных базовых станций БеСТ. Причем в качестве причины называлась задолженность за аренду и электроэнергию. В ответ на звонки абонентов оператор обещал устранить проблемы за ближайшие недели. Чуть позже появились сообщения о задержках зарплаты сотрудникам БеСТ и о поданных на компанию исках в суд.' />

БеСТприданница: «народного» оператора сосватают за иностранца?

БеСТприданница: «народного» оператора сосватают за иностранца?«Лучший» – именно так переводится с английского название самого молодого сотового оператора Беларуси. Но при этом на каждой коллегии Минсвязи БеСТ попадает в списки провинившихся. Последний пример наиболее показателен.

Дальше – хуже

Замминистра связи Лариса ЛАБКОВИЧ определила ситуацию на БеСТ как критическую: годовое задание по платным услугам населению «Лучший» обеспечил лишь на 13%. Причем эти 13% не от доведенных сверху показателей, а от своей же заявки!
В конце 2007 года число абонентов мобильной связи в Беларуси превысило 7 миллионов, и дальнейшие резервы роста представляются весьма ограниченными. А это значит, что работать станет сложнее всем операторам, но для небольших компаний последствия приближающегося насыщения рынка могут быть попросту катастрофическими.
Как свидетельствуют официальные цифры, государственный оператор – явный аутсайдер. К тому же еще с начала января стала появляться информация об отключении отдельных базовых станций БеСТ. Причем в качестве причины называлась задолженность за аренду и электроэнергию. В ответ на звонки абонентов оператор обещал устранить проблемы за ближайшие недели. Чуть позже появились сообщения о задержках зарплаты сотрудникам БеСТ и о поданных на компанию исках в суд.

А был ли нужен?

После того как проблемы БеСТ стали очевидны, все чаще начали раздаваться голоса о том, что четвертый оператор сотовой связи (он же – третий в стандарте GSM) стране просто не нужен. Говорилось и о том, что БеСТ с самого начала был рассчитан на планово-убыточную работу исключительно ради «мобилизации» сельчан и малообеспеченных слоев населения. Другие аналитики утверждали, что на самом деле БеСТ со своими явно демпинговыми тарифами призван сдерживать рост цен на услуги МТС и VELCOM. Третьи были уверены, что «Лучшему» искусственно обеспечат большую абонентскую базу специальной директивой, которая обяжет всех госчиновников и сотрудников бюджетных организаций пользоваться исключительно услугами госоператора.
Доля здравого смысла есть во всех этих утверждениях. Но, например, директива по переводу госчиновников на БеСТ так и не увидела свет, хотя ее ожидали практически все. Обслуживаемые сегодня БеСТ 183,6 тыс. абонентов – это менее 3% рынка. Доля корпоративных абонентов и вовсе близка к нулевой.
Что касается продвижения мобильной связи в сельскую местность, то тут больших подвижек не видно. На просьбу перечислить покрытые их связью агрогородки в БеСТ ответили, что сделать этого не могут, так как «не выделяют отдельно агрогородки среди прочих населенных пунктов». И напомнили, что оператор уже работает во всех областных и районных центрах. Да, работает, но простого взгляда на карту покрытия достаточно, чтобы понять: МТС и VELCOM явно заполучат еще не подключившихся сельских абонентов намного раньше.
Остается вопрос о бизнес-целесообразности БеСТ как такового. Действительно, если бы чисто коммерческая компания попыталась просчитать выход на белорусский рынок третьего GSM-оператора, то, скорее всего, отказалась бы от этой затеи, поскольку уже есть два сильных оператора. Покрытие, качество связи, тарифы находятся на хорошем уровне. Все, кому нужен был мобильный телефон, уже давно его имеют (а то и два). А кто не был приобщен к мобильной связи ранее, тот при подключении руководствуется «эффектом сети»: на каком операторе обслуживается больше друзей и знакомых, к тому и подключается.
Таким образом, запуск третьего GSM-оператора в качестве чисто коммерческого проекта в наших условиях был заведомо обречен на провал. Впрочем, на это могли бы пойти россияне – тот же «ВымпелКом» (владелец «Билайн») давно мечтает дополнить Беларусью российскую и украинскую зоны покрытия. И тут мы переходим к одному из самых интригующих вопросов.

БеСТ «придерживают» для иностранцев?

Этот вопрос мы также задали пресс-секретарю компании. Госпожа Пастухова вполне резонно посоветовала обращаться к учредителям – НИИ СА и РУП «Белтелеком». Но признала, что в самой компании тоже говорят о скором переходе под контроль иностранцев, однако конкретной информацией не располагают. В Госкомвоенпроме и «Белтелекоме» факт возможной продажи БеСТ комментировать отказываются. Многозначительно улыбаясь, уходят от ответа и чиновники из Минсвязи. Объяснить сей факт можно несколькими причинами.
Первая возможная из них: инвестор интересовался госоператором, но ему пока отказали в продаже, решив продемонстрировать всему миру выдающиеся возможности белорусского менеджмента. Косвенно подтверждают этот факт слова министра связи, сказанные 19 января: «БеСТ пока не планирует продавать долю акций». При этом Николай ПАНТЕЛЕЙ отметил, что дополнительные инвестиции нужны компании для развития. «Вхождение третьего оператора GSM на рынок проходит довольно болезненно, и дополнительные средства здесь были бы не лишними. Но пока не принято никакого решения о привлечении инвесторов в эту компанию».
Вторая причина: инвестор интересовался оператором, но, узнав истинное положение дел «Лучшего», решил поискать варианты для менее рискованного вложения средств.
Есть и третий вариант: инвестор готовится купить БеСТ, оценивает компанию «с ног до головы», и в скором времени «задним числом» (как было при покупке австрийцами VELCOM) мы узнаем о свершившейся сделке.
В апреле прошлого года на пресс-конференции для белорусских СМИ Александр Лукашенко объявил о возможной продаже госпакетов акций двух операторов мобильной связи – государственного БеСТ и VELCOM. О сроках, условиях и потенциальных покупателях активов президент распространяться не стал, обозначив лишь диапазон цен: «Мне предлагают примерно за 500 миллионов продать БеСТ. Я над этим вопросом думаю. Это – хорошие деньги».
Кроме Лукашенко, истинную цену за «Лучшего» не называл никто. В самой компании факт оценки стоимости не подтверждают. Аналитики же сходятся во мнении, что цена госоператора сильно завышена. «БеСТ Лукашенко переоценил, на мой взгляд, почти в десять раз», – отметила управляющий партнер компании ComNews Reserch Оксана Панкратова в интервью «Коммерсанту». С ней согласны аналитик AC&M Антон Погребинский и старший консультант iKS-Consulting Маргарита Зобнина, высказавшие свое мнение Газете.Ru. На апрель 2007-го, когда было сделано заявление Лукашенко, в абонентской базе БеСТ насчитывалось 125 тыс. клиентов. При оценке компании в 500 млн долларов каждый из ее абонентов обошелся бы покупателю в 4 тыс. долларов – примерно на порядок больше, чем платят российские операторы за активы в СНГ. К примеру, группа Telekom Austria заплатила за каждого из абонентов VELCOM примерно по 370 долларов.
За два года работы БеСТ освоил 170 млн долларов из 234-миллионного китайского кредита (причем 115 млн пришлись на 2007 год). Расплачиваться оператор будет с 2009-го по 2014 год, причем из собственных средств.
Аналитики называют решение о продаже госактивов правильным. БеСТ управляется неэффективно, а то, что это на 100% государственный актив, накладывает ограничения на действия менеджмента, считают они. БеСТ проигрывает конкурентам в темпах развертывания сети и обладает множеством «мертвых» абонентов. Безусловно, белорусский рынок интересен российским операторам, считают аналитики, но ведь в том, что западный инвестор вряд ли пойдет в республику из-за политических рисков, они уже не раз ошибались.
Слухи о продаже БеСТ ходят уже с полгода. Чаще других упоминаются некие компании с Ближнего Востока, Турции, России, Южной Кореи и Китая. Но не обязательно компания, которая может купить на данном этапе БеСТ, будет иметь выраженные национальные черты. Это может быть группа международных инвестиционных банкиров (возможно, даже с участием заинтересованных белорусских бизнесменов), которые выкупят оператора, получат в “довесок” к нему, например, монополию на развертывание 3G и другие телекоммуникационные know-how и через 2-3 года, доведя капитализацию оператора до необходимого уровня прибыльности, продадут БеСТ профильному инвестору – россиянам или Vodafone – в зависимости от того, кто больше предложит за этот бизнес. А пока за него не дают ничего или предлагают слишком мало.

Информация по делу

Закрытое акционерное общество «Белорусская сеть телекоммуникаций» (ЗАО «БеСТ») зарегистрировано 5 ноября 2004 года. Соучредителями предприятия выступили «НИИ средств автоматизации» (УП НИИ СА) и РУП «Белтелеком» с долями в уставном фонде соответственно 75 и 25%. 24 марта 2005 года ЗАО «БеСТ» получило лицензию №02140/0184183 на право осуществления деятельности в области связи с предоставлением услуг связи с использованием технологии GSM. За лицензию БеСТ заплатил, как и полагается по законодательству РБ (Декрет президента №17 от 14 июля 2003 года), 100 евро, тогда как МТС в свое время – 5 млн долларов.
Спустя некоторое время БеСТ открыл два фирменных центра обслуживания – в Минске и Гомеле и более чем 250 дилерских салонов по всей стране. По проекту бизнес-плана БеСТ должен был выйти на безубыточную работу к концу второго года.

Комментарий по делу

Руководитель пресс-службы ЗАО «БеСТ» Таисия ПАСТУХОВА
– Базовые станции БеСТ действительно отключались?
– Да. По причине задолженности за электроэнергию и арендную плату. У нас временные финансовые трудности. За февраль мы их решим.
– Где отключались станции?
– Во всех областных городах. Хочу заметить, что на качество связи это принципиально не влияет. Всем абонентам, обращающимся в нашу справочно-информационную службу, сотрудники объясняют ситуацию и информируют о сроках ее разрешения.
– Мы слышали о задержках зарплаты…
– Они были, но сейчас мы все постепенно выплачиваем.
– Некоторые организации собирались подавать на БеСТ иски в суд. Это действительно так?
– Да, попытки были, но, насколько мне известно, все удалось разрешить мирно.
0
1448
15 февраля 2008
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
За БеСТ заплатят $80—100 млн

Сумма, которую предлагает Turkcell за белорусского оператора БеСТ неизвестна. Как показывает опыт продажи VELCOM, неизвестна она будет еще долго.Экспе...

БеСТ второй месяц подряд обгоняет МТС и VELCOM по числу новых абонентов

Самый молодой белорусский оператор сотовой связи БеСТ вот уже второй месяц лидирует по числу подключившихся абонентов - за апрель клиентами БеСТ стали...

Государство расписалось в своей беспомощностиГосударство расписалось в своей беспомощности

История с мобильным оператором БеСТ вышла весьма поучительной. Оказалось, что государство не в состоянии создать эффективно работающее предприятие даж...

Сколько абонентов потерял life:) за III квартал?

Согласно квартальному отчету компании Turkcell, владельца белорусского мобильного оператора связи ЗАО «Бест», представленного под брендом life:), за...

Загрузка...
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Воскресенье, 11 Декабря
USD 1.9739
EUR 2.0967
RUB 0.0312
Новости от партнеров

ИНТЕРЕСНОЕ:

Загрузка...