РЕКЛАМА

Загрузка...

«Милиция» г. Могилёва, Белоруссия, март 1943 года
Сейчас идёт переписывание истории нашей великой страны. Навязывается мнение, что, мол, от оккупационной власти страдали «неправильные люди» — евреи и коммунисты, а «правильным» — настоящим русским патриотам нечего было бояться. Мол, за освобождение от «треклятого» коммунизма надо было платить налоги, но не больше, чем раньше отдавали треклятому колхозу, а происходящие всякие «неприятности», мол, случайности войны… Всё это, конечно, чушь.
Евреям, коммунистам, партизанам и их семьям от «полицаев» ничего хорошего ждать не приходилось. В акциях уничтожения этих групп «риска» деятельное участие приняла местная полиция. Народ стал примечать среднестатистический «полицай» брался выполнять любой приказ оккупантов, даже самый мерзкий, бесчеловечный, из-за страха потерять расположение. Многие «полицаи» лебезили перед немцами, пытались выслужить, получить похвалу, подражали им в жестокости и садизме.' />

Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть II

Эмигрант, белорусский писатель Константин Акула:

«…когда белорусский народ говорил о полиции, то с особенной неприязнью выговаривал «чёрная». Под этим словом простые люди подразумевали не только цвет униформы, но и всё самое, можно сказать, грязное, предательское, фальшивое, чужое и враждебное».
Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть II

«Милиция» г. Могилёва, Белоруссия, март 1943 года
Сейчас идёт переписывание истории нашей великой страны. Навязывается мнение, что, мол, от оккупационной власти страдали «неправильные люди» — евреи и коммунисты, а «правильным» — настоящим русским патриотам нечего было бояться. Мол, за освобождение от «треклятого» коммунизма надо было платить налоги, но не больше, чем раньше отдавали треклятому колхозу, а происходящие всякие «неприятности», мол, случайности войны… Всё это, конечно, чушь.
Евреям, коммунистам, партизанам и их семьям от «полицаев» ничего хорошего ждать не приходилось. В акциях уничтожения этих групп «риска» деятельное участие приняла местная полиция. Народ стал примечать среднестатистический «полицай» брался выполнять любой приказ оккупантов, даже самый мерзкий, бесчеловечный, из-за страха потерять расположение. Многие «полицаи» лебезили перед немцами, пытались выслужить, получить похвалу, подражали им в жестокости и садизме.

Оккупационный режим и его «верные псы»

В Белой Церкви неподалеку от Киева орудовала зондеркоманда 4-а штандартенфюрера СС Пауля Бломбеля. Рвы были заполнены евреями – мёртвыми мужчинами и женщинами, но только с 14 лет, детей не убивали. Наконец, достреляв последних взрослых, после препирательств, сотрудники зондеркоманды уничтожили всех старше 7-ми лет. Остались совсем ещё дети – около 90 детей в возрасте от нескольких месяцев до пяти, шести или семи лет. Таких маленьких детей немецкие видавшие виды палачи не могли уничтожить… И вовсе не из жалости — все просто боялись нервного срыва и последующих психических расстройств. Тогда было решено – пусть еврейских детишек уничтожат немецкие холуи — местные украинские «полицаи».

По воспоминаниям очевидца – немца из зондеркоманды: «Солдаты вермахта уже выкопали могилу. Детей везли туда на тракторе. Техническая сторона дела меня не касалась. Украинцы стояли вокруг и дрожали. Детей выгрузили с трактора. Их поставили на край могилы — когда украинцы начали в них стрелять, дети падали туда. Раненые тоже падали в могилу. Это зрелище я не забуду до конца жизни. Оно все время у меня перед глазами. Особенно запомнилась мне маленькая белокурая девочка, взявшая меня за руку. Потом ее тоже застрелили».

Часто полицаи даже превосходили немцев по жестокости… «Деревушка на Брянщине, только-только освобожденная, — вспоминал один из красноармейцев. — Погреб, на нем крыша из кукурузных стеблей, и там, в земле, живут «сводные» семьи, то есть те, кто остался жив, — чей-то ребенок, чей-то старик. Женщина из погреба показала мне рукой на мужика — он был полицаем. На глазах селян вырезал на груди ее четырнадцатилетнего сына звезду, выколол глаза, а когда стал рубить по одному пальцу, мальчик умер. Женщина говорила и — не плакала».

Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть II

Когда партизаны скрылись в лесу, а евреи и коммунисты были уничтожены, наедине с «полицаями» остался простой народ. «Полицаи» были послушными исполнителями политики «нового европейского порядка» и отношение к ним простых людей напрямую зависело от этой политики. Ход истории показал, что оккупанты и их прислужники полностью проиграли борьбу за лояльность простого народа, к которой они вначале и не стремились.

Наиболее сильно в оккупации пострадали по национальности славяне (конечно после евреев). Даже не являясь коммунистом и партизаном, русский, украинец или белорус, выполняя все оккупационные приказы, зачастую имел больше шансов выжить в партизанском отряде, чем при «новом европейском» режиме.

Про порядки в Себежском и Идрицком районах подробно написано в источнике («Лесные солдаты». В.Спириденков, М., 2007 г.). Поначалу появились объявления, приказывающие всем зарегистрироваться по месту жительства. Жить без паспорта, который выдавался оккупантами, было запрещено под страхом смерти. Запрещалось под страхом смертной казни оказывать помощь красноармейцам и чужакам без документов, укрывать евреев, хранить оружие, включая охотничье, радиоприёмники, лодки без разрешения, переезжать жить в другой населённый пункт без разрешения. Перемещаться в городах можно было только с 7 до 18 часов, а в деревнях с 6 до 20 часов, пойманных расстреливали. Патрули расстреливали без предупреждения из-за боязни партизан издали крупные группы людей, идущих по дорогам. Также стреляли на поражение в людей, идущих вне дорог, по лесу, встреченных в ночное время и людей, а также людей находящихся вблизи железнодорожного полотна в зоне «отчуждения».

«Полицаи» знали о суровых законах и часто наживались на взятках, а зачастую и сами провоцировали на нарушения для последующего откупа. Население в деревнях повально занялось самогоноварением, т.к. «полицаи» зачастую брали взятки самогоном. Неудивительно, что типичный «полицай» был вечно «под градусом». Кстати, пьяным легче убивать. И делить вещи убитых. Так, после освобождения г. Ейска (курортный город Азовского побережья России) было обнаружено, что многие трупы расстрелянных «полицаями» были обнажены, значит, они брали в качестве шабашки одежду своих жертв. Так было повсеместно.

Кроме «расстрельных» указов, население облагалось крупными налогами для победы Великого Рейха. Налоги брались даже с количества печных труб, кошек и собак. Кроме текущих налогов, часто проводились разовые грабежи. Например, для обеспечения немцев зимней одеждой зимой 1941/1942 гг. бургомистр Россонского района Калининской области 9 января 1942 года издал указ: «Несмотря на то, что добровольная сдача уже проведена… каждое хозяйство должно сдать теплую мужскую шубу (можно и женскую), одну пару валенок, одну пару носков, одну пару перчаток… Против медлительных сдатчиков должны быть приняты беспощадные меры…». Иногда немецкие солдаты с «полицаями» сами обходили дома и забирали понравившуюся им одежду, а заодно и понравившиеся вещи. Сопротивление и медлительность жестоко наказывалось, часто смертью.

Часто жителей близлежащих деревень насильно выгоняли на работу – рыть траншеи, расчищать от снега дороги или вырубать деревья вблизи ж/д полотна, чтобы затруднить партизанские диверсии. Были также акции для сбора металлолома. Отказавшихся расстреливали.

Даже если человек выполнял все требования оккупантов, платил все налоги и не находился на территории, контролируемой партизанами, перед ним маячила ужасная перспектива быть угнанным в Рейх на тяжёлые работы. Если и эта участь его миновала, то… при отступлении немецкой армии он мог попасть под жернова т.н. «выжженной земли». Стоит ли говорить, что на некоторых территориях оккупанты и их приспешники запретили посадочные работы, т.к. знали, что летом этим урожаем будет кормиться уже Красная Армия. То, что население может умереть с голоду, никого не волновало…

Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть II

Украинская полиция. На рукавах у них повязка с национальными цветами – жёлтым и синим

Там, где Красная Армия наступала медленно, оккупанты успели в рамках «выжженной земли» уничтожить весь сельхозинвентарь, провизию, целые деревни, а также местных жителей, которых не успевали насильственно эвакуировать… Всю эту грязную работу, наряду с немцами, исполняли «полицаи», за что их и ненавидели. Характерно, что отряды местной полиции низко ценились немцами, поэтому об их эвакуации совсем не заботились. Считалось, что это «расходный материал», который не стоит беречь.

Милость к предателям

«Полицейские! Красная Армия скоро будет здесь. Смывайте с себя позорное пятно, искупайте вину перед Родиной, не бойтесь партизан, а бойтесь немцев. Они вас обманут. Не давайте немцам угонять ваш народ в Германию и увозить добро, срывайте мобилизацию, помогайте населению укрываться от нее, организуйте население — вы вооружены, защищайте население от расправ немецких, перебейте немецких холуев, вместе с населением и обозами приходите к нам, к партизанам. Если не сможете связаться с нами, действуйте самостоятельно. Смелее на подвиги во имя советской Родины!».

Советская листовка.

В ходе первого же нашего наступления возник вопрос, что делать с коллаборационистами. Согласно директивы НКВД № 33881/с.в. от 16 декабря 1941 года на освобождённой территории предстояло арестовывать, сотрудничающих с немцами, в т.ч., естественно, и «полицаев». По итогам с 20 января по 20 февраля 1942 года оперативной группой в освобождённом Можайске было арестовано 258 человек – коллаборационистов и дезертиров, включая 11 работников местной «полиции» — весь её штат во главе с её начальником Троицким.

Однако, советские власти вскоре поняли, что много «полицаев» стали коллаборационистами по принуждению и решили смягчить репрессии против изменников. Согласно новой «демократической» директиве № 494/94 от 11.10.1943 г. арестовывать надо было только командный состав и руководителей (однако если имелись сведения об оказании ими помощи партизанам или пленным, то аресту они не подлежали), а также рядовых «полицаев», участвовавших в карательных экспедициях (там остаться «чистым» было сложновато) или проявивших усердие в выполнении немецких приказов. Также арестовывались «полицаи» — бывшие военнослужащие Красной Армии, перебежавшие к немцам и вступившие в полицию. Т.е. для «случайно оступившихся» был дан шанс смыть позор. А нас всё стращают про тиранический «сталинский сатанистский режим»… Не подлежащие аресту приравнивались к солдатам вышедшим из окружения (!) и направлялись в штрафные подразделения, а потом и в обычные части, если, конечно, выживали. Лица не призывного возраста брались на учёт по месту жительства. Эти меры способствовали массовому дезертирству «полицаев», о чём ниже.

Ближе к победе количество арестованных после проверки «полицаев» становилось мизерным. Оно и понятно, отморозки, у которых была не чиста совесть бежали в западные зоны оккупации и пытались выдать себя за невинных жертв тоталитаризма. Вот данные по Шахтинскому проверочно-фильтрационному лагерю, проверяющему взятых в плен коллаборационистов в советской зоне оккупации. С 1 января по 1 августа 1945 года было проверено: 2329 коллаборационистов разных мастей, из них не было арестовано только 88 %, из них 466 «полицаев», из которых не было арестовано только 92,3 %. За последующие 5 месяцев показатели ещё улучшились – 97,3 % и 99,1 % соответственно! Благополучно прошедшие проверку предатели направлялись на работу в народное хозяйство, причём на довоенное место жительства никто не попадал – да и, наверно, не хотели они смотреть в глаза своим соседям… Коллаборационисты, поступившие из зон оккупации наших союзников, отправлялись на спецпоселение на 6 лет. Короче, мифы о тотальных сталинских репрессиях, которыми нас кормят «историки» — чушь собачья. Подробнее в источнике («Великая оболганная война-2. Нам не за что каяться», И. Пыхалов, А. Дюков, М., 2008 г.).

А вот «полицаев» регулярные войска старались в плен не брать. По словам офицера Михаила Фролова: «В период наступления наших войск на Кубани особое внимание уделялось нашим гражданам, сотрудничавшим с немецкой властью. При заходе в деревню я сразу же направлял разведгруппу по хатам, и они вылавливали всех полицаев и старосту. Задержанные без долгих разговоров ставились к стенке и расстреливались. Уловив суть происходящего, другие полицаи в период вступления в станицу передовых армейских частей прятались в отделённых местах и лишь после прихода НКВД с повинной возвращались в деревню». Ибо знали они, что сдача «компетентным органам» — верный путь к спасению. Вообще фронтовики очень негативно относились к немецким прислужникам, особенно, когда началось наступление по «выжженной земле» во второй половине войны.

Партизаны принимали перебежчиков охотно. В центральной части СССР партизанские отряды к моменту освобождения состояли в среднем на 1/5 из перебежавших «полицаев». Но партизаны не брали в плен «полицаев» после боя. Мол, если не пришёл сам, то если тебя не взяли – пощады не жди. Взятых в плен после боя «полицаев» села Курилова (между Идрицей и Опочкой) партизаны заставили бегать по минному полю, пока все не подорвались. Очевидно это было местью за аналогичную практику, которую впервые ввели прибалтийские «полицаи» на этой же местности. Партизаны 3-й Партизанской бригады Северо-Западного фронта в качестве мести совершали налёты на полицейские гарнизоны деревень Оклад, Радунино, Киверов Пожаревицкого района, расстреливали «полицаев», сжигали их дома, убивали семьи предателей. В марте 1943 года отряд в 300 человек из бригады Ковпака окружил село Кучерово, в котором было 60 «самооборонцев» из местных жителей. «Полицаи» укрылись в здании, тогда партизаны погнали как «живой щит» их близких родственников. В конечном итоге, партизаны подожгли постройку, но много родственников погибла.

Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть II


«Полицай» из «Schuma». Справа эмблема, которую носили на рукаве кителя с девизом: «Верный-храбрый-послушный». Именно эти качества немцы желали видеть в своих пособниках

Миф о коллаборационизме

Если верить современному украинскому историку О. Романько («Коричневые тени в Полесье», О. Романько, М., 2008 г.), то во вспомогательной полиции служило 390-400 тыс. бывших советских граждан. Всего же, количество советских коллаборационистов, по подсчёту украинского историка, было 1,3-1,5 млн. человек. По данным другого современного историка С. И. Дробязко («ПОД ЗНАМЕНАМИ ВРАГА. АНТИСОВЕТСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ В СОСТАВЕ ГЕРМАНСКИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ 1941-1945 гг.», С. И. Дробязко, М., 2004 г.) советских коллаборационистов было 1,178 млн. человек, из которых 0,7 млн. были славянами. Из всех предателей 0,4 млн. были различными «полицаями». Это громадное количество (если эти цифры верны) людей, служивших на стороне немцев!!! Эти высокие цифры вроде бы подтверждают завывания антисоветчиков о вселюдной ненависти народов СССР к советскому правительству. И. Бунич в своём сочинении «Операция «Гроза». Ошибка Сталина» (из «Трагедия 1941. Причины катастрофы», сборник, М., 2008 г.) писал: «…на тысячекилометровом фронте миллионы офицеров и солдат преподнесли предметный урок преступному режиму, начав с открытием боевых действий массовый переход на сторону противника». Солженицын, оправдывая свою фамилию, писал ещё разухабистее о: «… мгновенном параличе ничтожной власти, от которой отшатнулись подданные как от виснущего трупа». Далее эти люди, по мнению подобных историков, чтобы освободить свою Родину от «сатанинского коммунизма» стали добровольно служить у немцев. Всё вроде бы логично, но факты говорят об обратном. Во-первых, никаких массовых переходов в плен не наблюдалось.

Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть II

«Полицаи» предают своих бывших хозяев

Во-вторых, многие «полицаи», как оказалось, вовсе не собирались «костьми ложиться» за «новый европейский порядок». Первые переходы к партизанам начались после контрнаступления под Москвой, т.е. когда стало ясно, что советской государство ещё не побеждено. Как только усилилось партизанское движение, и победы Красной Армии стали более очевидны, поток «полицаев» и прочих прислужников полился тонкой струйкой в партизанские отряды. К 1943 году немцы уже перестали верить своим прислужникам, а к концу года переходы стали массовыми, и только пролившие много крови полицейские оставались верными присяге Гитлеру.

Согласно отчёту Ленинградского штаба партизанского движения: «В сентябре 1943 года агентурные работники и разведчики разложили более 10 вражеских гарнизонов, обеспечили переход к партизанам до 1000 человек, кроме того, в сентябре гестапо арестовало 300 человек, которые разложили наши агенты. В октябре агентурными работниками и разведчиками разложены гарнизоны в деревнях Полозово, Уза, Ашево, Самуйлиха, общей численностью – до 700 человек… Разведчики и агентурные работники 1-й партизанской бригады в ноябре 1943 года разложили 6 вражеских гарнизонов в населённых пунктах Баторы, Локоть, Терентино, Полово и направили из них в партизанскую бригаду более 800 человек».

Чуть ранее, в мае 1942 года рота «милиционеров» известного уже нам Каминского, находившаяся в деревнях Шемякино и Тарасовка, убила своих командиров и объявила о переходе к партизанам. Каминский совместно с венгерскими частями организовал карательную экспедицию. После тяжелого боя «милиционеров»-перебежчиков, партизан, пришедшим им на помощь, против каминцев, последние одержали верх, захватили деревню и принялись её «чистить». Было расстреляно около 150 человек, включая женщин, стариков и детей. Несмотря на тяжёлые репрессии против перешедших к партизанам среди части каминцев, мобилизованных насильно, опять зрели планы о переходе. В марте 1943 года в бригаде «РОНА» были созданы две подпольные организации. Первую создал начальник Локотского мобилизационного отдела Васильев, командир 1-го батальона Волков и др. Группа включала около 150 человек и готовила восстание с уничтожением верхушки «РОНА». Заговор был раскрыт и заговорщики арестованы. Другой организовал начальник штаба гвардейского батальона «РОНА» старший лейтенант Бабич. Часть заговорщиков была арестована, часть успела бежать.

Схожая ситуация была в Белоруссии. Летом 1942 года к партизанам на грузовой машине приехал начальник полицейского отряда Витебской области Ананьев вместе с бургомистром волости Новиковым и тремя «полицаями» привёз много оружия. Нередки были случаи, когда партизаны и «полицаи» договаривались, совместно инсценировали «тяжёлые» бои, после чего коллаборационисты бежали в лес. В Белоруссии в Пуховичском районе только за июль 1943 года к партизанам перешло 150 полицейских.

Немцы фиксировали дезертирство «полицаев» и мало доверяли им. В донесении 224-й полевой комендатуры г. Борисова говорилось: «…В последнее время значительно увеличилось количество перешедших к бандитам полицейских, находившихся на опорных пунктах…». Иногда их разоружали из-за боязни попадания оружия к партизанам. Так, в первой половине 1943 года немцы разоружили местную полицию г. Мглина. Таким образом, это для «полицаи» была «подстава» — они так и остались предателями, но защитить себя уже не могли.

Приказ ОКВ от 27 сентября 1943 года рассказывает нам о предательстве в «восточный войсках», однако в полиции всё было схоже. «Случаи бегства, группового перехода на сторону противника, предательских нападений на свои оперативные пункты, выступления против начальников и т.д., происходящие в национальных восточных соединениях среди добровольцев, заставляют принимать строгие и неотложные действенные меры для подавления подобных явлений и наведения порядка в подразделениях, где они возникают…». Далее следовали «рецепты»: «Случаи открытого возмущения любого вида немедленно подавлять оружием и в корне пресекать… Части, в которых обнаруживается разложение и ненадёжность, необходимо немедленно и безжалостно расформировывать, а личный состав направлять либо в штрафные лагеря для тяжёлой работы, либо на работы в Германию, либо зачислять в другие надёжные подразделения».

Немцы, зная о ненадёжности своих подопечных, в большинстве случаев не заботились об эвакуации «полицаев» на запад. Например, до самого последнего момента не было никаких приказов об эвакуации «полицаев» из «БКА» («Беларуская краёвая абарона»). Лишь когда Красная Армия вплотную подошла к Минску, генеральный комиссар фон Готтберг перед своим бегством отдал приказ окружным фюрерам полиции об эвакуации наиболее боеспособных батальонов «БКА», а остальных приказал расформировать, т.е. просто снять с довольствия. В суматохе эти приказы не были доведены до «полицаев», которые спасались сами. Даже если «полицаи» и отступали, то их пропускали по забитым дорогам и мостам, кормили и давали ночлег в самую последнюю очередь, и они гибли под ударами передовых частей Красной Армии. Отступали с немцами в основном «полицаи»-отморозки, пролившие много крови, и не ждущие пощады от своих соотечественников.

Из них были сформированы элитные подразделения на службе войск СС: белорусы в 30-ю гренадёрскую дивизию войск СС (2-ю русскую), Гренадёрскую бригаду войск СС (1-ю белорусскую), впоследствии 30-ю гренадёрскую дивизию войск СС (1-ю белорусскую). Русские «полицаи» из бригады «РОНА» Каминского оборотились в 29-ю гренадёрскую дивизию войск СС (1-ю русскую). Украинские «полицаи» попали в 14-ю гренадёрскую дивизию войск СС «Галичина», 30-ю гренадёрскую дивизию войск СС (2-ю русскую), а также растворились в дивизиях КОНР.

Впрочем, замаравшие кровью соотечественников «полицаи», а также не успевшие убежать, всё же продолжали дезертировать. Украинцы бежали в антисоветское УПА, бороться с немцами и «москалями», а также… со своими неправильными украинцами. Например, из 109-го украинского батальона «Schuma», под командованием сына известного украинского военноначальника времён Гражданской войны, генерала М. Омельяновича-Павленко, в 1944 году в УПА перебежало 200 «полицаев». При этом были убиты все члены другого крыла украинских националистов – «мельниковцы» из ОУН(М). Во Франции коллаборационисты перебегали к местным партизанам – «маки». Так, украинцы из 118-го батальона «Schuma» перешли к французским партизанам – 500 человек и 3 пушки. После войны из них 350 человек остались во французском иностранном легионе, некоторые вернулись на Родину. «Полицаи»-палачи старались перебежать к европейским партизанам или сдаться союзникам, затесаться в Европе. Потом под видом «борцов с тоталитаризмом» в годы «Холодной войны» они пробирались в США и Канаду.

Жизнь «замечательных» людей

Зачем люди придумывают идиотские ужастики и триллеры, ненастоящих киношных героев, когда настоящая реальная жизнь намного страшнее и поучительнее? Биографии «полицаев» тому подтверждение.

Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть II

Полицейские из «БКА»

В Харькове в полиции служил бывший сержант Красной Армии некий Александр Посевин. Свою службу он начал в лагере военнопленных в качестве лагерного «полицая» — «капо». Его приметили, и он поступил в состав харьковского полицейского батальона на командную должность командиром роты. В августе 1942 года этот батальон был сформирован, состав был из военнопленных и местных добровольцев. «Полицаи» проводили облавы, конвоировали арестованных и приводили в исполнение приговоры. Сам Посевин не брезговал лезть в большую яму с расстрелянными и добивать раненных. Он спускался вниз, шагал по трупам, проваливался в пустоты между телами, его подошвы были в каплях крови и мозга, и выискивал ещё живых. Основным местом расстрела был парк в Сокольниках, где было убито предположительно до 400 тыс. человек.

Немцы ушли, а Посевина с собой не взяли. Он затесался среди населения и в 1946 году «оборотился» как демобилизованный сержант в одном из колхозов Драгобычской области. Женился, появился сын, потом пенсия, почёт ветерана. Работал успешно и ему, как хорошо работающему фронтовику, предложили вступить в партию в 1951 году. Бывший палач дорос до депутата сельского совета!!! Вторая половина жизни была очень успешная – уважение и почёт, празднования дня Победы, встречи со школьниками, получение юбилейных медалей. Но Посевин зарвался – стал требовать Орден Отечественной войны, который ему не вручили (в 1985 году все оставшиеся в живых ветераны ВОВ вне зависимости от ранее полученных наград получили такой орден, было вручено 9 млн. человек). Но в архивах военкомата он числился как без вести пропавший. Стали его трясти, в дело подключилось КГБ. В конце концов, предатель был разоблачён и расстрелян.

Служил в местной полиции и бывший панфиловец, участник знаменитого боя у разъезда Дубосеково, Иван Добробабин (Добробаба). Он попал в плен и ради освобождения, поступил в полицию в своём родном селе Перекоп под Харковом. Дослужился до должности начальника участка. После войны отсидел срок и вернулся в своё село.

Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть II


Васюра

Известную деревню Хатынь в Белоруссии сожгли, как оказалось не немцы, а украинские «полицаи», о чём говорить в СССР было запрещено – чтобы не «разжигать национальную рознь» советских людей. Дело было так — 22 марта 1943 года в 40 км от Минска партизаны обстреляли легковую машину, в которой ехал командир полицейского батальона гауптман Ганс Вельке. Он был чемпионом по толканию ядра Олимпиады 1936 года, первым чемпионом немцем, любимцем фюрера. Его смерть, а также ещё двух немцев, всполошила оккупационные власти. Неподалёку находился 118-й украинский полицейский батальон, шефом одной и рот которого и был убитый Вельке. «Полицаи» сами, без ведома немцев, принялись ретиво исполнять свои обязанности. Считается, что главным зачинщиком сожжения Хатыни был Григорий Васюра, начальник штаба 118-го полицейского батальона, хауптштурмфюрер СС (капитан). Дело в том, что батальон имел двойное командование: немецкое и «аборигенское», причём немецкий голос был решающим. «Аборигенским» командиром был поляк Смовский, а немецким командиром был пожилой и больной майор Эрих Кернер, который полностью доверял Васюре, как человеку беспредельно жестокому. Таким образом, Васюра имел всю полноту власти… «Полицаи» быстро собрались на акцию и расстреляли без разбору 27 жителей деревни Козыри. По следам партизан они вышли к деревни Хатынь, согнали ее жителей в огромный сарай и, обложив его соломой, подожгли. Главное для них было не найти виновных, а «задобрить» немцев, мол, виноватые понесли суровое наказание. Когда, под напором обезумевших людей, дверь сарая рухнула, они принялись расстреливать выбегавших. Сам Васюра вооружённый пистолетом и пистолет-пулемётом принял посильное участие в расстреле. Васюра был участником многих карательных операций, которые унесли сотни жизней ни в чем не повинных людей. Его батальон до этого участвовал в расстрелах в Бабьем яру.

Васюра попал в лапы компетентных органов, но прикинулся «мелкой рыбёшкой», отсидел небольшой срок (3 года) и стал проживать в Киеве, время был даже заместителем директора совхоза, и почетным курсантом Киевского высшего военно-инженерного училища. Когда Васюру арестовали вновь (он всплыл в связи с арестом другого немецкого пособника из того же батальона некоего Мелешко, подчинённого Васюры, командира роты), он обратился с прошением о помиловании, где в частности писал: «Прошу дать возможность мне, больному старику, дожить жизнь со своей семьей на свободе». В конце 1986 года он был расстрелян.

Вот ещё интересная судьба, судя по всему, «идейного» противника Советской власти, белорусского националиста. Из советских документов: «Юрковский Василий Яковлевич, 1920 года рождения, беспартийный, без определенных занятий, репатриант из Бельгии. Арестован 15 ноября 1949 года. Обвиняется в измене родине. Проживая на оккупированной немцами территории Пинской области БССР, в 1941 году добровольно поступил на службу в полицию, принимал активное участие в карательных акциях против партизан, а также учинял насилие и грабеж над местным населением. Неоднократно участвовал вместе с немцами в зверском и массовом уничтожении советских граждан. С января 1944 года, бежав в Германию, состоял на службе в центральной группе пропаганды «СС» и принимал активное участие в распространении на фронте фашистских листовок. В 1946 году, находясь в Бельгии, участвовал в создании антисоветской националистической организации «Союз белорусов в Бельгии» и затем являлся председателем «комитета» этой организации, которая вела вражескую работу против СССР».

Скрывшимся бывшим «полицаям» сложновато жить и ныне, после развала СССР. Дело в том, что «полицаев», даже если их тянуть за уши, сложно выдать за «пламенных борцов с тоталитаризмом», как, например, тех же «власовцев» или партизан УПА. Слишком много на «полицаях» крови. Очень редко, но всплывают разоблачения бывших «полицаев», даже сейчас, когда они уже дряхлые старики. Так в 2003 году начался судебный процесс над бывшим «полицаем» — украинцем Осипом Фирищаком, который приехал в Соединенные Штаты в 1949 году и поселился в Чикаго. В 2005 году Фирищак был лишён гражданства, а в 2008 году федеральный иммиграционный суд США отдал распоряжение депортировать его на Украину. Фирищаку к тому времени стукнуло 87-лет. Благодаря многочисленным документам, которые были обнаружены в украинских архивах, сотрудникам отдела удалось установить, что с 1941-го по 1944 год Фирищак жил во Львове и был «полицаем», помогал нацистам, которые арестовывали евреев и отправляли их в лагеря принудительного труда и смерти. Впрочем, обвиняемый всё отрицает. Надо заметить, что правдоискателями, ищущими бывших палачей по всему миру, являются еврейские организации. Они нанимают частных сыщиков и хорошо платят.

Рассказ был бы неполным без упоминания о некой «Тоньке-пулемётчицы». Это была женщина Антонина Макарова Макаровна, москвичка, служившая в 1942-1943 гг. у Каминского в его «Локотском округе» в качестве палача в ходе массовых расстрелов из пулемёта. Судьба её была удивительна – в возрасте 19 лет, ещё девчушкой, медсестрой попала в окружение и после 3 месяцев скитаний с другим «окруженцем», вышла в посёлке Локоть, где орудовала банда «полицаев» Каминского. Тоня тронулась умом, т.к. удовлетворяла похоть любого «полицая», и, в конце концов, её совершенно пьяную вывели и усадили за пулемёт. Напротив были обречённые на расстрел, а её попросили их расстрелять, что она и сделала. Так она стала работать палачом в полиции Каминского.

«Все приговоренные к смерти были для меня одинаковые. Менялось только их количество. Обычно мне приказывали расстрелять группу из 27 человек — столько партизан вмещала в себя камера. Я расстреливала примерно в 500 метрах от тюрьмы у какой-то ямы. Арестованных ставили цепочкой лицом к яме. На место расстрела кто-то из мужчин выкатывал мой пулемет. По команде начальства я становилась на колени и стреляла по людям до тех пор, пока замертво не падали все...» — рассказывала она потом на допросах. «Я не знала тех, кого расстреливаю. Они меня не знали. Поэтому стыдно мне перед ними не было. Бывало, выстрелишь, подойдешь ближе, а кое-кто еще дергается. Тогда снова стреляла в голову, чтобы человек не мучился». Ей было, когда она работала палачом, 20-22 года!!! Часто ей приходилось расстреливать людей целыми семьями, включая детей.

По вечерам Тоня наряжалась и отправлялась в немецкий клуб на танцы. Другие девушки, подрабатывавшие у немцев проститутками, с ней не дружили. Тоня часто напивалась до чёртиков и спала со всеми подряд, меняла партнёров как перчатки. Утром начиналась работа. «Если мне вещи у приговоренных нравятся, так я снимаю потом с мертвых, чего добру пропадать. Один раз учительницу расстреливала, так мне ее кофточка понравилась, розовая, шелковая, но уж больно вся в крови заляпана, побоялась, что не отстираю — пришлось ее в могиле оставить. Жалко...».

Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть II

Местная служба «самообороны» при охране урожая от «нападения» партизан. Белоруссия. Август 1942 года

В 1943 году Тоня и ещё несколько проституток заболели венерической болезнью, и их отправили в тыл. В ходе стремительного наступления наших войск Тоня затерялась в тылу и растворилась среди населения. После войны она успешно прожила в течение 33 лет, вышла замуж, стала ветераном труда, почётной гражданской своего городка Лепель в Белоруссии. Ее семья имела все положенные по статусу льготы: квартиру, знаки отличия к круглым датам и дефицитные товары. Муж у нее тоже был участник войны, с орденами и медалями. Две взрослые дочери гордились своей мамой. Её часто вызывали в школу рассказывать детям о своём героическом прошлом фронтовички-медсестры. Тем не менее, её искало советское правосудие, и лишь через много лет случайность позволила следователям напасть на её след. Она во всём призналась, как будто она давно ждала людей «в штатском», и её в 1978 году в возрасте 55 лет расстреляли.
4
3491
9 апреля 2010
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
Литовские полицаи не боролись с коммунистами а убивали и грабили евреев.Литовские полицаи не боролись с коммунистами а убивали и грабили евреев.

Литовские историки за два года работы обнаружили свыше тысячи литовцев, которые принимали участие в геноциде евреев в годы Второй мировой войны. Списк...

Проклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть IПроклятые солдаты. Славянские «полицаи», часть I

На очередном застолье, заместитель начальника полиции Сапычской волости Погарского района Брянской области Раскин Иван сказал интересный тост, после к...

Ивенецкое восстание 1943 годаИвенецкое восстание 1943 года

В этом году исполнилось 70 лет событию, равных которому было весьма немного в годы войны. В 1943 году партизаны и местные жители разгромили довольно...

Солдаты вермахта в советских партизанских отрядахСолдаты вермахта в советских партизанских отрядах

Самый известный случай добровольного перехода с целью воевать на стороне СССР это история немецкого ефрейтора Фрица Ганса Вернера ШменкеляФриц родился...

Загрузка...
Комментарии

George
9 апреля 2010 15:32
Надо заметить, что правдоискателями, ищущими бывших палачей по всему миру, являются еврейские организации. Они нанимают частных сыщиков и хорошо платят.
.....мдеее....есть мнение,что в расстрельных отрядах также было много евреев,которые убивали своих же.....двуличные,хитрожопые твари...

corvin
9 апреля 2010 19:35
Дзіўна, маю успаміны Кастуся Акулы, там наконт БКА іншыя думкі, да і не паліцаі там служылі а набраныя з беларусаў-дабраxвотнікаў салдаты й афіцэры, якія не ўдзельнічалі ў ніякіx карныx апэрацыяx. Гэтыя фармаваньні былі пасланыя ў Францыю, т.я. ў немцаў не вызывалі даверу. Быццам чужы тэкст пад яго прозвішчам.

Да і колькі можна пісаць аб вайне. Трэба глядзець наперад.

Obezjaneg
25 апреля 2010 21:19
Картиночка
Что-то много лучей поноса вылетает последнее время на Медии. Читать просто противно. Красные были большими мерзавцами и подобных историй полно, но глухие не слышат. Вот вам такое же, но с другой стороны:
Согласно ялтинским договоренностям американцы передавали немецких пленных совкам. Вот эпизод одной такой передачи.

«Прежде чем американцы уехали, они получили представление о том, на какую участь они невольно обрекли немецких женщин и детей, единственным преступлением которых было то, что они родились в Германии. Американцы обнаружили, что их союзники способны превзойти все мыслимые и немыслимые пределы человеческой жестокости. Молодые парни из Алабамы и Миннесоты воочию увидели Медведя в действии.

Полупьяные солдаты Красной Армии, увешанные винтовками и пулеметами, построили безоружных немцев в шеренги. Другие русские начали валить на землю женщин и девочек, срывать с них одежду и принялись насиловать свои жертвы прямо перед строем остальных русских. Немцы могли лишь молча сжимать кулаки. Американские солдаты из своих грузовиков смотрели на все это широко открытыми глазами.

Казалось, их просто парализовало это зрелище. Когда две молодые немецкие девушки, раздетые догола, с криком бросились к грузовикам и в отчаянии начали карабкаться туда, американские часовые оказались достаточно сообразительными, чтобы втащить их наверх. Русским такое благородство совсем не понравилось. Стреляя в воздух и дико крича, русские бросились к американским грузовикам. Американские солдаты поспешно взяли оружие на изготовку, и грузовики помчались по дороге. Когда исчезло последнее препятствие, русские набросились на немецких женщин.

Молодая немецкая женщина, чуть за тридцать, мать 12-летней девочки, стояла на коленях у ног русского капрала и молила бога, чтобы советские солдаты взяли ее, а не девочку. Но ее молитвы остались без ответа. Слезы текли по щекам, когда она посылали молитвы к небу. Немецкие мужчины стояли, окруженные пулеметными стволами.

Русский капрал отошел от женщины, его лицо исказила глумливая усмешка. Один из солдат изо всех сил ударил женщину сапогом в лицо. «Проклятая фашистская свинья!» — заорал он. Молодая мать упала на спину. Солдат, который ее ударил, выстрелом в голову из винтовки убил ее.

Русские хватали всех немецких женщин, которых видели. Маленькую дочь убитой женщины потащил за танк убийца ее матери. К нему присоединились другие русские. Полчаса раздавались дикие крики и стоны. Потом совершенно голая девочка, не способная держаться на ногах, выползла назад. Она скорчилась и замерла.

Tugcrereled
16 июня 2011 03:36
Когда вы решитесь настройка торрента , будьте готовы к возможным
неожидоннастям, начиная от пойманного вредоносного кода и заказнчивая
непрерывным стуком в дверь от милицейского патруля, который желает изъять
ваш компьютер и проверить его на наличие взломанных игр и фильмов.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Среда, 07 Декабря
USD 1.9789
EUR 2.1220
RUB 0.0310
Panzer 2 минут назад убрать бы ещё роспись на теле evg256 2 минут назад Ну-ну, искренне, ога
Считается, что дети злые. И получив такие фотографии девочки её одноклассники и знакомые должны были бы затравить её, но нет. Наоборот, начали жалеть и поддерживать. Совершенно искренне.
Предположу, что она была довольно симпатичная т.к. гуглить такую хуергу не комильфо, а в таком случае никто ее гнобить не будет, одноклассники только рады. Вот если бы посредственная по внешности так облажалась, то заклевали бы 100%. В наше время милое личико - культ, порождающий вседозволенность. По факту, ничего тут такого я не вижу, фото она выкладывала не сама и точно не предполагала, что на это хватит мозгов у "парня". А сам факт фото сессии вполне нормальный для 13 лет, созревание и гормоны в голову лупят, лет 10-12 назад моя классная как-то поделилась, что одноклассницы вместе такие сессии устраивали, которые нашли родители и пришли к ней за советом. Так они при этом лесби любовь еще пробовали прямо на фото. Эх, жаль фоток этих я тогда не увидел, но на одноклассниц стал смотреть по другому)))
Tatur 17 минут назад эххх, тракторист наш, что-то вспомнился evg256 18 минут назад karakurt,
Интересно а анальная девственность продаётся? тут товарищ интересуется

Спрос рождает предложение, более того, думаю врачи даже могут определить, действительно ли девушка первый раз сзади пробует. Правда, если она уже с игрушками резвилась, то не факт и фиг потом докажет, что мяса с той стороны в ней не было)))
evg256 23 минут назад Да бред все это сивой кобылы, как так и что было, знают только участники. Что значит, корд расстрелял машину, которая вся была увешана символикой охраны, потом только проверили документы и, судя из видео, ВНЕЗАПНО, удивились, что там были полицейские. Ну бред, же. Если то, что говорит водитель - правда, то либо заказ, либо разборки. Не возможно случайно расстрелять сотрудников по форме, в служебной машине и со спец. номерами и только после этого проверить документы. Либо же в укропии совсем в край ебанулись, если там в спецподразделении такие отбитие существа работают... Филин 26 минут назад Рашкахули Tatur 27 минут назад монголка какая-то PROSTO CHEL 27 минут назад Коню понятно что менты ставили хату. Шарий был прав.
Новости от партнеров

ИНТЕРЕСНОЕ:

Загрузка...
Сейчас на сайте
84 пользователя, 1514 гостей