РЕКЛАМА

Загрузка...


Продолжение....' />

Сказка про Рыцаря и Дракона. Полное собрание. Часть вторая

Сказка на ночь - 13.
Был солнечный полдень.

- Ну?.. - спросил дракон.
- ...А чё я? Чё сразу я? Он первый начал. - набычился рыцарь, дуя на рассаженные в драке костяшки пальцев.

- Вот как? - деланно удивился дракон. - А мне показалось, что этот бедолага всего-лишь предложил тебе расплатиться. За тобой же разбитый горшок.
- Я горшок случайно грохнул - ножнами задел. А тут вылезает эта рожа сарацинская - и давай мне лопотать про святое... Про деньги! Мне что? Всякий раз платить за эти... - рыцарь почесал шлем в районе затылка, пытаясь вспомнить слышанное когда-то от напарника умное выражение: - ...За эти... О! За форс-мажорные обстоятельства?
- Мда... - ящер насмешливо прищурился. - И ты дал купцу в морду...
- И я дал ему в морду!
- Тебе не стыдно? - с укоризной спросил дракон.
- Стыдно. - признался рыцарь. - Надо было мне сразу заметить, что вокруг собралась толпа родственников торгаша. Тогда тебе не пришлось бы разносить треть базара, чтобы вытащить меня из под груды тел этих шакалов.
- Да уж... - крылатое пресмыкающееся с лязгом почесало себя когтем под подбородком. - Знаешь, партнёр, чего тебе там на базаре не хватило?
- Конечно, знаю. - рыцарь подбоченился. - Мне не хватило секунд пяти - я уже почти придушил того прыщавго склочника!..

Дракон покачал головой:
- Нет, напарник, тебе не хватило другого - то-ле-ран-тнос-ти.
- Какой такой "тнос-ти"? - удивился рыцарь.
- Эээээ... Ты по латыни как?
- По латыни? Нихт ферштейн!
- Понял. - вздохнул дракон. - Тогда поясню. Слово "толерантность" происходит от латинского tolerantia и означает терпимость к чужому поведению, обычаям, верованиям, мнениям и идеям.
- Ну? И на фига мне всё это надо? - поинтересовался рыцарь.
- Потому что, когда в следующий раз ты затеешь драку с половиной Иерусалима, меня может рядом и не оказаться. - отрезал дракон. - Толерантность, напарник, это крайне полезная штука...

- А по-моему, эта твоя толерантность - очень нудная штука. - пожаловался рыцарь, листая два часа спустя толстенную инкунабулу под вычурным названием "Толерантность или как нарастить свою терпимость всего за 10 дней. Сочинение преподобного Терпилы Ассизского".
- Почему это - нудная? - задремавший было дракон приоткрыл глаз.
- Картинок нет!..

Прошло десять дней. Вечером одинадцатого напарники снова появились на иерусалимском базаре. Вернее - на том, что от него ещё осталось...

- ...Совершенно не понимаю, зачем мы сюда пришли. - в который раз заявил рыцарь, волокущий под мышкой дочитанную "Толерантность".
- Ты должен доказать, что стал терпим. - в столь же который раз пояснил дракон, не забывая чешуйчатой грудью подталкивать напарника вперёд.

Наконец рыцарь и ящер оказались перед кое-как отреставрированной лавкой торговца посудой. Последний, едва увидев знакомую парочку, охнул и забился под прилавок.

- Ну, вот. В лавке никого нет, закрыто на переучёт!.. - довольно выпалил рыцарь, крутанулся на каблуках и с размаху врезался носом в тушу дракона.

Ящер терпеливо подождал, пока напарник закончит ругаться, потом очень осторожно постучал когтем по прилавку:
- Эй, есть тут кто? Или мы присутствуем на бесплатной гуманитарной акции "Бери что хочешь - уноси куда хочешь"?
- Е... е... е... есть тут кто. Тут есть я. - немедленно, хотя и с заиканием, отреагировал на "бесплатную акцию" продавец. И высунул из-за прилавка физиономию. С прыщами и следами синяков десятидневной давности.
- Замечательно. - просиял дракон. - Мой напарник хотел бы перед вами извиниться за известный инцидент.
- Да?! Я хотел извиниться?!.. - изрядно удивился рыцарь.
- Хотел-хотел. - подтвердил дракон. - Давай, докажи свою толерантность.
- Чтоб я сдох. - прокомментировал предложение напарника рыцарь, но всё же двинулся к прилаку: - Эй, ты, как там тебя зовут?..
- Саид, ваша милость.
- Так вот, Саид, я хотел бы... Хотел бы я...

Дракон ободряюще подмигнул напарнику, мол - давай, продолжай.

- ...Хотел бы я, Саид, сообщить тебе, что я хочу...
- ...Хвала Аллаху! Вы хотите возместить мне все финансовые потери за разбитую десять дней назад посуду и снесённую к иблисам лавку? - обрадованно предположил торговец.
- Ээээ, в некотором смысле - да... А скажи-ка, Саид, где твои многочисленные родственники, друзья и знакомые, что раньше торговали рядом с тобой?
- О, они при виде вашего чешуйчатого спутника предпочли разбежаться по ближайшим подворотням.
- То есть их тут нет? - педантично уточнил рыцарь, вытягивая из-под мышки "Толерантность".
- Нет. Но я передам им ваши извинения, особенно если вы их сопроводите некоторой суммой...
- Отлично! - перебил торговца рыцарь. - Тогда Саид, у меня для тебя кое что есть. Толерантное!..

В следующий момент рыцарь перехватил поудобнее двумя руками пухлое сочинение преподобного Терпилы Ассизского и с размаху врезал им по лбу торговца. Дождался, пока в лавке стихнет грохот разбитой бесчувственным телом керамики и с довольным видом повернулся к дракону:
- Признаю твою правоту, напарник. Толерантность, это действительно полезная штука. А главное - увесистая!..




Сказка на ночь – 14.
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
- Она полна достоинств. – чуть порозовев от смущения, признался рыцарь. Потом уточнил, помогая себе руками: - Спереди – вот такие два полных достоинства, а сзади – тоже от души.
- Так в чём тогда проблема, партнёр? – ящер в ленивом зевке широко распахнул пасть.
- Я… Я… Я стесняюсь.

Челюсти удивлённого, если не сказать потрясённого, дракона сошлись с оглушающим звуком «бац».

- Ты? Стесняешься?! Это мне говорит человек, который при всех обозвал Ричарда Львиное Сердце «сосунком с точки зрения геополитики»?..
- Ну, во-первых, ты мне сам это не раз объяснял. – пояснил рыцарь. – А, во-вторых, я в тот момент сидел у тебя на спине, и нас отделяло от короля с его войском четыре тысячи футов высоты.
- Но показателен сам факт!.. Опять же, можно вспомнить, как ты прилюдно показал кукиш самому султану Египта Саладину... Сидя на постоялом дворе в Париже…
- Я же не отрицаю, что это было. – заметил рыцарь. – Речь о другом…
- Ах, да. – понятливо кивнул дракон. – Ни Ричард, ни Саладин не позиционировались тобой, как предмет плотских вожделений, да?

Рыцарь не знал, что такое «позиционировать», но интуитивно уловил смысл фразы напарника, а потому обиженно оттопырил нижнюю губу:
- Если ничем не можешь помочь, то так и скажи!
- Ну-ну, не горячись. Ты же не ждёшь, что я лично очарую твою леди, а потом затолкаю тебя в будуар вместо себя? – ехидно поинтересовался дракон.
- А ты это можешь?.. – в голосе рыцаря прорезалась надежда.

Дракон от неожиданности закашлялся и парой хаотичных огненных плевков устроил возгорание в соседнем подлеске. Какое-то время напарники толкаясь и ругаясь ликвидировали пожар, после чего плюхнулись отдышаться на краю выжженной в траве проплешины.

- Ты там что-то говорил о будуаре… – немедленно поторопился напомнить рыцарь, старательно оттирая краем плаща копоть со шлема.
- Я хотел сказать, что не собираюсь делать то, с чем ты и сам можешь справиться. – раздражённо пояснил дракон, вылизывая обожженную лапу.
- Тогда посоветуй, как мне быть, раз ты такой умный!..
- Это можно. – согласился ящер, усаживаясь поудобнее. – Начнём с того, что процесс обольщения любой женщины сродни военной стратегии… Вот ты, например, какой военной стратегии придерживаешься?
- Нууууу… - рыцарь отложил шлем и задумался. – Обычно, я сначала придерживаюсь копья. А когда оно сломается, то хватаюсь за меч. Если хорошенько размахнуться и вдарить им по башке, то…
- О'Кей, я понял. – поторопился прервать стратегические откровения напарника дракон. – Надеюсь, ты понимаешь, что с дамой меч – не помощник?
- Ну, почему? – удивился рыцарь, гордый своим знанием. – Если надо даму куда-нибудь загнать, а дама против, то…

Дракон взвыл и бросился в лес.

- …Итак, продолжим. – предложил дракон спустя пол часа, оставив за спиной два гектара свежего бурелома и чуть успокоившись. – Войну и ухаживание за женщинами роднит два важных обстоятельства. Первое – непредсказуемость противоположной стороны и второе - разный подход к осуществления воздействия на эту самую сторону. И, если с первым мы ничего поделать не можем, кроме как по возможности учитывать факт наличия таковой, то второй пункт открывает нам куда большую возможность выбора.
- Как факт! – поторопился согласиться рыцарь, ни черта из умных слов напарника не понявший, но постаравшийся показать, что ещё в силах как-то на них реагировать.
- Так вот, - с ещё большим воодушевлением принялся объяснять ящер. – Во втором случае мы, как правило, можем выбирать – либо действовать максимально простым и прямым путём, либо воспользоваться отнимающей большее время, но зачастую куда более эффективной стратегией непрямых действий.
- Это как?
- Вариант раз – простой и прямой путь: ты лихо несёшься навстречу врагу и мечом сносишь ему голову.
- Нет, это мне не подходит. – встрял рыцарь. – Зачем мне дама без головы? А что за второй вариант?
- Второй вариант, это когда ты стараешься одержать победу путём косвенного воздействия на цель.
- Гм! Если я даму огрею по голове мечом косвенно, то…

Продолжить разговор дракон смог себя заставить только через час, окончательно изведя весь окрестный лес на щепки:
- Так, на чём я остановился? Ах, да. На стратегии непрямых действий. Применительно к ухаживанию за женщинами, это может выглядеть так. Вместо того, чтобы при первом же удобном случае тащить даму на сеновал, ты даришь ей цветы, часто говоришь куртуазные комплименты и подолгу торчишь под её окнами с серенадами, одами и романсами. Кстати, это самый, по-моему, подходящий для тебя вариант. Раз уж ты у нас такой стеснительный…
- Гм? С одами у меня в последнее время как-то не очень. – признался рыцарь. – Но я сегодня же вечером попробую. Что-нибудь ещё?
- Ещё? – дракон нахмурился и, перебрав в уме ещё пару-тройку сотен возможных советов, озвучил последний: - Ещё никогда не спорь с женщиной…

…Появился рыцарь только под утро. Выражение лица при этом у него было странное. Как у блаженного на церковной паперти – придурковато-улыбающееся…
- Хе-х, дружище, судя по торчащим из твоих волос травинкам, ты всё же выбрал вариант с сеновалом? – лукаво подмигнул напарнику дракон.
- Нет, я как раз выбрал твою эту… стратегию непрямых действий…
- Ну, и как?
- Как? – переспросил рыцарь. - Я успел исполнить только первый куплет своей лично сочинённой оды: «О ты, чудесное виденье! Люблю тебя я как варенье!..»
- И что было дальше?
- Дальше дама вприпрыжку выбежала из замка и закричала, что ей проще отдаться, чем такое слушать.
- И ты?
- Не стал с ней спорить!..


Сказка на ночь - 15.
Стоял солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
- Готово. – объявил рыцарь, поднимаясь из-под дуба и отряхивая колени.
- Отлично. – улыбнулся дракон. – А теперь нам пора в лес…

- …Ни с места! – рослый парень в зелёном камзоле возник словно из-под земли. – Жизнь или кошелёк?
Дракон задумался, почесал себя когтём под подбородком и объявил:
- Ну, жизнь у нас уже есть, так что лично я выбираю кошелёк. Давай.
- Что «давай»? – несколько сбился с пафосного настроя незнакомец.
- Как «что»? – в свою очередь удивился дракон. – Ты что предложил? Ты предложил кошелёк. Вот и давай его сюда.

Зелёный растерянно посмотрел на ящера:
- Вообще-то подразумевалось, что это вы отдадите мне свой кошелёк.
- С чего бы это? – сварливо поинтересовался рыцарь, на всякий случай занимая позицию позади дракона.
- Потому что я… - парень гордо выпятил зелёную грудь. – …Робин Гуд! Я отбираю деньги у богатых и раздаю их бедным!
- Это же надо, как тебе подфартило... – восхищённо поцокал языком дракон. – Мы с сэром рыцарем как раз бедняки!
- Быть того не может. – Робин Гуд недоверчиво уставился на необычную парочку.
- Может-может. – парировал дракон. – Который уже день от голода пухнем. Да ты на рыцаря посмотри – разве по нему не видно?..

Знаменитый благородный разбойник вгляделся в упитанную физиономию спутника дракона:
- Ээээ… Как-то не похож он на голодающего.
- Сытый голодного не разумеет! – нашёлся рыцарь.
И сделал вид, что вот-вот грохнется в голодный обморок. Впрочем, получилось у него с непривычки это довольно бездарно. По крайней мере, Робин не купился:
- Ха! Клянусь, коль у вас за душой не больше медного пенса, то я одарю вас по-королевски! Вот только не похожи вы что-то на нищих… Вобщем так. Либо вы сейчас отдаёте деньги, либо мои молодцы из-за деревьев превратят вас своими стрелами в подушечки для иголок.
- И наконечники стрел у них, небось, заговорённые? – нейтральным голосом предположил ящер. – Чешую драконов пробивающие?
- Да уж не сомневайтесь! – отрезал Робин Гуд и попытался демонически захохотать. Но поскольку дело было в лесу, то всего, что он добился – это поразительного сходства с ухающим филином.
- Ну, что ж… - смиренно произнесло крылатое пресмыкающееся. – …Уступаю силе. Напарник, отдай этому поклоннику лесного гоп-стопа всю нашу наличность.

Рыцарь было заартачился, но встретившись глазами с драконом сник, пошарил рукой за пазухой, извлёк маленький кожаный мешочек и швырнул его на траву. С ухмылкой на лице Робин наклонился за добычей. Когда он распрямился, то улыбки на его лице уже не было:
- Эй! Но тут только один жалкий медный пенс!..
- А чего ты ещё ждал от бедняков? – резонно поинтересовался дракон. – Таких нищих и сирых, как мы с сэром рыцарем, ещё поискать. Кстати, что ты там только что говорил насчёт «по-королевски»?..
Ответом ему был стон.

- …Удачно ты раскрутил разбойника на бабки. – признал рыцарь, становясь на четвереньки и забираясь под основание одинокого дуба.
- Считай, что это был мастер-класс. – улыбнулся дракон, любовно оглядывая притащенную из леса гору ценностей. – Кстати, как там наши сбережения?
- На месте. – объявил рыцарь, выволакивая на свет измазанный в земле предмет.
- Храните деньги в сберегательных банках! – продекламировал ящер.
- Как факт!.. – согласился его напарник. И нежно прижал банку, битком набитую золотыми монетами, к груди.




Сказка на ночь - 16.
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
- Щит! – воскликнул рыцарь.
- Не поможет. – подумав минуту, заметил дракон.
- Это было не предложение. Это было ругательство.
- Да?.. Тогда тем более не поможет.

Вот уже сутки они безвылазно сидели в пещере. После того, как час тому назад был прикончен последний кусок копчёного окорока, ситуация по мнению ящера стала просто угрожающей. Окончательно настроение портил вид воинов, деловито рассыпавшихся напротив выхода из пещеры…

Дракон осторожно высунул морду наружу.

БУМ!

Тут же угодившая рядом в скалу арбалетная стрела оставила после себя приличное углубление.

- Умный… - скривился дракон. – Наконечник соком разрыв-травы смазывает…
- Професси… этот, как его?.. анальный выстрел. – поддакнул рыцарь, решивший к месту ввернуть умное выражение.
- Нет, партнёр, «анальный» - это кое-что другое. - не удержался от пояснения дракон. – «Анальный» происходит от латинского слова anus, что означает «задний проход»…
- Да уж. Нам бы сейчас этот латинский анус не помешал! – брякнул рыцарь, с тоской осматривая глухую заднюю стену пещеры.

Дракон открыл было пасть, но так и не нашёлся, что ответить.

Прошёл ещё час. Осаждающие медленно, но верно подбирались к пещере, не забывая подтаскивать за собой большие охапки хвороста.

- Завалят вход, подожгут и выкурят нас отсюда, как пчёл из улья. – догадался рыцарь. – Профессионалы…
- Да что ты заладил «профессионалы» - «профессионалы»! – наконец разозлился дракон. – Если хочешь знать – любители куда хуже.
- Это почему? – удивился рыцарь.
- Потому что действия профи можно предсказать, действия любителей – нет.
- Какой толк в том, что я могу предсказать: нас утыкают стрелами, как подушечку от иголок?
- В этом для нас толку, конечно, мало. Я рассуждал чисто теоретически. – признался в некотором смущении дракон.

Рыцарь не был уверен, что точно понимает смысл выражения «теоретически», но по интонации ящера понял, что в кои годы уел напарника. И немедленно самодовольно надулся.

Дракон же по инерции продолжал свои рассуждения:
- …Так же профессионалы, в силу своей профессиональной этики, имеют склонность действовать строго в соответствии с установленными правилами. Мало того, это даже является предметом их профессиональной гордости…
- Короче, сволочи. – по-своему отрезюмировал напарник.
- Крайне педантичные сволочи. – чуть помедлив, уточнил дракон. – Причём, очень гордящиеся тем, что они именно такие. С большим самомнением и достоинством.
- О, Мадонна, как бы я хотел врезать по этому самому достоинству… – мечтательно закатил глаза рыцарь, пошевелив своим латным сапогом. – Разбежался и ка-а-а-ак бы дал!..
- Стоп. – дракон внезапно пристально уставился на своего напарника. – Ну-ка, партнёр, повтори.
- С разбега бы, говорю, по достоинству… Чтоб распухло и отвалилось.
- Ты гений.
- Да?! – несказанно удивился рыцарь, в первый раз услышав такое признание от дракона. Впрочем, тут же нашёлся:
- Ты это запиши…
- Зачем?
- Забудешь!

Воины как раз заканчивали громоздить баррикаду из хвороста, когда послышался озабоченный голос дракона:
- Эй, парни...
- Чего тебе? – спросил командир отряда, шаря за пазухой в поисках огнива.
- Я так понимаю, что отпускать вы нас не намерены?
- Естественно. – ухмыльнулся командир. – Знаешь, сколько сейчас платят за уничтожение драконов? То-то же.
- Я так и подумал. – сообщил ящер. – Сразу видно, что вы – профессионалы…
- Это точно. – согласились снаружи пещеры.
- Тогда позвольте спросить, что вы делаете?
- Как что? - удивился командир. – Поджигаем хворост.
- Разве так поступают профессионалы? – кротко поинтересовались из пещеры.
- Не понял... – командир почувствовал себя уязвлённым.
- Настоящие профессионалы сообразили бы для начала обыскать окрестности. А вдруг у пещеры есть запасной выход, по которому мы можем улизнуть? – наставительно произнёс дракон. – Это, во-первых.
- Ээээ…
- Во-вторых, разве можно вот так, в открытую стоять у входа в пещеру? А если я, к примеру, сейчас отсюда огнём плюну? В результате – ожоги третьей степени, переходящие в обугливание. Похороны, соболезнования родственникам погибших, выплата семьям денежных компенсаций…

Командир внезапно сообразил, что его люди прекратили работу и, начиная со слова «похороны», принялись внимательно прислушиваться к тому, что доносилось из пещеры.

- …Нет, так настоящие профессиональные воины не поступают. Подлинные профи принялись бы возводить полевые укрепления и окопы полного профиля для снижение уязвимости личного состава.
- Но у нас нет лопат. – пожаловался командир.
- Найдите! – безжалостно отрезал дракон. – В конце концов, вы – профессионалы или жалкие любители?!..

Ровно через пять минут напарники выбрались наружу. Поляна перед пещерой была пуста. Половина воинов энергично прочёсывала окрестности, а прочие во главе с командиром припустили в соседнюю деревню за лопатами.

Дракон довольно потянулся и расправил крылья. Перед тем, как взлететь он обернулся к сидящему на чешуйчатой шее рыцарю:
- Эй, напарник. О чём задумался?
- О том, что я теперь всеми руками за профессиональную армию. – пояснил рыцарь и тут же уточнил: - Ну, разумеется, до тех пор, пока мне не понадобится собственная армия…




Сказка на ночь - 17.
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
- По-моему, он дохл. – сказал рыцарь. Потом уточнил: – И мёртвл!

Тут тело, почти уже признанное мёртвым, с кольчужным бряком перекатилось на спину. Открыло мутные глаза и заплетающимся языком спросило:
- Кво вадис?
- Не понял. – рыцарь невольно сделал шаг назад.
- Куда прёшь, спрашиваю? – лежащий в пыли детина икнул мощным перегаром.
- А ты кто такой, чтобы нам тыкать? – напыщенно поинтересовался рыцарь.
- Как это, етить, кто я?!.. – возмутился детина, воткнувши вертикально в землю иззубренный меч и теперь с кряхтением подтягивая на нём себя вверх: - Я этот... Как его?.. А!.. Святорусский чудо-богатырь, вот.
- И правда – чудо… - пробормотал дракон, обозревая громоздящиеся вокруг курганы пустых амфор, бочонков, корчаг, склянок и баклажек. – Чудо, что он ещё жив, после потребления такого количества горячительных напитков…
- Я кто? Я ж заступник земли русской! Защитник ея! – разорялся тем временем богатырь, пуская скупую слезу, гулко бия себя кулаком в окольчуженные перси и, одновременно, норовя вот-вот вернуться в валяющееся состояние. – Я ж этот… Плоть от плоти, соль от соли и глаз за глаз!..

- О чём это он? – спросил, впавший в лёгкий ступор от услышанного, рыцарь.
- Не обращай внимания, - с кротким вздохом посоветовал ящер напарнику.
– Он сумасшедший?
- Нет, партнёр. В этих краях данный феномен называется «загадочная русская душа».
- О!.. – только и смог выдавить из себя рыцарь.

Богатырь покричал ещё с минуту, потом его словно обрезало. Закрыв глаза и выронив меч, заступник грянулся оземь. И с чувством захрапел.
- О ля-ля. – понимающе покивал рыцарь. – Загадочная русская душа.

Партнёры успели уже изрядно удалиться от богатыря, когда послышался нарастающий стук копыт, перемежающийся визгливыми криками: «Ай смерть урусам! Ай смерть! Якши?..»

Из степи на дорогу вынеслись сотни две низеньких мохноногих лошадок. На спинах их сидели кривоногие и узкоглазые молодцы в лисьих шапках. Подскакав к спящему детине, молодцы мигом набросили на него две сотни арканов и принялись рубить лежащего двумя сотнями сабель. Детина в ответ едва слышно постанывал, сучил ногами, пару раз горестно причмокивал, но просыпаться, похоже, и не думал.
- «Пьяному – море по колено», - прокомментировал зрелище ящер.
- Переведи. – попросил напарник.
- Нетрезвый славянин – неуязвимый славянин.
- Надо же, – поразился рыцарь. – Совершенно не ожидал встретить в этой глухомани столь самобытное воинское искусство…

Закончить свою мысль рыцарь не успел. Где-то по ту сторону залежей порожней тары раздался клич «вставайте, люди русские!»

На дорогу густо, как муравьи, прыснули старики с клюками, старухи с ухватами, мужики с топорами, бабы с вилами и дети с рогатками. Это посконное воинство мигом набросилось на оторопевших узкоглазых и принялось их жестоко дубасить, приговаривая: «Вот тебе, басурман, по сусалам! Вот тебе, поганый, за нашего заступника!»

- Минуточку, - совсем запутался рыцарь. – Так кто чей заступник?!
- Теперь уже не знаю. – честно признался дракон.

Рыцарь поймал за плечо плюгавенького мужичка, торопящегося мимо с увесистым дрыном в руках:
- Эй, милейший, не подскажешь ли, что тут происходит?
- Идёт война народная! Священная война!.. – азартно выпалил мужичок. Вырвался и нырнул в гущу свалки.

Побоище кипело ещё минут пять. Потом кто-то из местных изловчился опрокинуть в приоткрытый рот заступника жбан рассола…

Храп прервался. Все замерли. С резким хлопком лопнули арканы. Народ охнул и попятился. Посреди своих и чужих медленно, как призрак конца света, поднялся чудо-богатырь.

Дракон почувствовал, как у него на спине чешуя встают дыбом. Богатырь был абсолютно, совершенно, кристально трезвым!

…Детина неторопливо вытер мякотью большого пальца губы. Крякнул. Зевнул. Чихнул. Почесался. Узрел узкоглазых. Задумался. Нахмурился. Подбоченился. И гаркнул по-молодецки так, что мохноногие лошадки сразу бросились на четвереньках врассыпную:
- ЧТО?!!!.. РУСЬ-МАТУШКУ ЗАБИЖАТЬ?!!!!!!..

В следующую минуту мимо рыцаря и дракона с паническим писком, смешно дрыгая в воздухе косолапыми ножками, пронеслись лисьи шапки. За ними, волоча за собой иззубренный меч, с самым воинственным видом гарцевал трусцой чудо-богатырь и ревел «Ура!»

Один миг – и они скрылись за горизонтом. Рыцарь с драконом потрясённо переглянулись…

Наступал вечер, когда напарники выбрались на широкую просеку. В её дальнем конце сидел догнавший узкоглазых святорусский заступник. Он попеременно обнимался с одеревеневшими от выпитого лисьими шапками, бодро размахивал громадным рогом с брагой и дружелюбно кому-то ревел: «Ты меня, итить, уважаешь?»

- О-ля-ля. – кивнул рыцарь понимающе.
- Да-да, – согласился дракон. – Это она – загадочная русская душа.

Потом ящер подумал и добавил: «Итить!..»





Сказка на ночь - 18.
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
- Вон там, - ответил рыцарь. – Какая-то чёрная штуковина белеется…

Дракон из-под лапы всмотрелся в океанскую даль:
- Напарник, ты ошибаешься.
- Я ошибаюсь?! – вскипел рыцарь, от возмущения побагровев до самого кончика меча. – А кто так обожрался рыбы, что до сих пор взлететь не может? Из-за кого мы застряли на этом проклятом острове? Из-за меня?!..
- Ты ошибаешься. – мягко повторил ящер и ласково поскрёб когтями своё раздутое брюхо. – …Там не одна штуковина, а целых три. Между прочим, они движутся к нам.
- Что же это может быть? – рыцарь в волнении ущипнул себя за нос. – Чёрно-белое, по волнам плывущее?
- Чёрно-белый плавучий топор. – ехидно предположил дракон.
- Но их там три…
- Стая! – фыркнул партнёр рыцаря. С шумом перекатился на спину и сыто захрапел.

Проснулся он часа через полтора от чувствительных пинков в желудок. «Я беременен?!» - с ужасом успел подумать дракон. И широко распахнул глаза…

…Первое, что ящер увидел, это торопливо отодвинутый от его живота латный башмак. Чуть выше башмака витала широкая ухмылка рыцаря.
- «Партнёр, ты ошибаешься», - злорадно передразнил ящера партнёр. – Кто говорил, что это топоры, а?.. Это корабли! – и рыцарь показал ящеру язык.

Дракон тяжело вздохнул, успокаивая себя тем, что как существо чешуйчатое, лишён возможности поседеть. Потом повернул голову. В миле от берега на якорях болтались три парусника. С самого большого из них поспешно спускали шлюпку…

…Едва киль лодки заскрежетал по дну, как на пляж высыпало человек двадцать. Прибывшие весело пускали солнечные зайчики полированными доспехами. Воинственно топорщились древками флагов и стволами аркебуз. В эпицентре этого столпотворения оказался человек с хитрым лицом генуэзца. Он дождался, когда двое матросов вкопают в песок громадный крест, после чего с пафосом затараторил:
- Сего числа сего года я, дон Христофор Колумб, Адмирал Моря Океана, призываю вас в свидетели, что от имени наикатоличнейшего короля Испании Фернандо и его наипрекраснейшей супруги королевы Изабеллы, вступаю во владение сей твердью земной, поименованной мной Индией!..

Окружающие восторженно взревели, но вожак тут же прервал их властным движением руки:

- Так. Последующую молитву и спонтанное целование мне рук опустим, на чём первую репетицию и закончим. Ну-с, доны, неплохо, неплохо… – Адмирал Моря Океана извлёк из-за пазухи склянку песочных часов и недовольно поджал губы. – …Но вот крест можно было бы устанавливать и побыстрее! Дон королевский нотариус?..
- Я!
- Что «я»?! Чирей воробья!.. Почему одновременно с моим выступлением не велось составление акта приёмки новых земель?
- Дык это, дон Адмирал… Я чернильницу случайно утопил.
- Нет, почему за вас, канальи, всегда должен думать я, а? – глаза дона Христофора метнули молнии. – Секретарь, запишите. Впредь выдавать королевскому нотариусу не одну чернильницу, а две… А лучше – сажать в шлюпку сразу двух нотариусов. На случай, если один из них случайно утонет! Дон капельмейстер?
- Я!
- Гугенотская свинья!.. Это я не о вас, дон. Просто в рифму легло… Почему в тот момент, когда я сходил со шлюпки на берег, не гремели фанфары?
- Дон Адмирал, у меня же из всех инструментов – только барабан…
- Ничего не знаю. Молите бога, чтобы дома ваша донна вам срочно наставила рога.
- Зачем мне рога?
- Вы в них будете трубить!!!

- Шуты какие-то. - поделился рыцарь своим мнением с драконом, наблюдая за происходящим на пляже из-за ближайшей пальмы. – Как, говоришь, эти острова называются?
- Эээ… - дракон задумался. – Сейчас – Канарские, а в античные времена они были известны, как Insulae fortunatae – острова Блаженных.
- То есть – юродивых, – по-своему понял рыцарь. – Что ж, в древности люди были куда честнее… Кстати, ты ещё долго будешь, гм… в неподъёмном состоянии?
- Долго. – самодовольно признался ящер. – Некоторые из нас для пущего комфорта пищеварения даже впадают в спячку. На месяц-другой.

Рыцарь представил на секунду, каково это куковать месяц-другой на необитаемом острове в обществе храпящей драконьей туши, и ему стало дурно. Поэтому он решительно одёрнул кольчугу и вылез из-за пальмы:
- Здравствуйте, юроди… почтеннейший сэр Христофор! Вы случайно не занимаетесь частным извозом?..

Когда операция по перетаскиванию дракона с острова на палубу каравеллы «Санта-Мария» была закончена и эскадра взяла курс на восток, ящер не выдержал и поинтересовался:
- Напарник, как тебе ЭТО удалось?
- Что ЭТО? – рыцарь оторвался от смакования испанского вина.
- Развернуть с пол дороги экспедицию Колумба?

Рыцарь едва заметно улыбнулся:
- Да пара пустяков. Объявил, что ты родом из страны золота Эльдорадо. И, в благодарность за доставку нас в Европу, расскажешь дону Адмиралу, где её найти.
- А где её найти? – ошеломлённо спросил дракон.
- Понятия не имею, - пожал плечами рыцарь. – Что-нибудь придумаем. У меня вообще за минувшие сутки сидения на солнцепёке в голове масса гениальных идей образовалась.
- Ну-ка, выдай хоть одну. – попросил заинтригованный дракон.
- Да легко. – рыцарь скрестил руки на груди. – Эй, сэр Христофор.
- ...Я!
- Сиська короля!.. Впрочем, не суть. Вот вы давеча говорили, будто считаете, что Земля круглая – так? Вы ошибаетесь. Земля имеет форму бублика. В Индию надо плыть не на запад, а через центральную дырку. Так быстрее!..

- Гениально!!! - воскликнул Колумб на капитанском мостике. И от переизбытка чувств упал в обморок.

Глядя, как матросы отливают дона Адмирала забортной водой, рыцарь игриво подмигнул партнёру:
- Люблю, знаешь ли, придать истории лёгкую пикантность…


Сказка на ночь - 19, которой вообще-то положено быть второй...
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
В ответ рыцарь тяжело вздохнул.
Печально развёл руками и произвёл ртом неприличный звук.

Дракон посмотрел на напарника с таким недоумением, что рыцарь понял - необходимо как-то прокомментировать ранее имевшую место пантомиму.

- Благородные сэры сказали, что им такой товар и даром не нужен. Я не стал настаивать, ибо счёл это унизительным для моей чести.

- Ох уж эти мне викОнты и графьЯ… - ящер фыркнул. – …Аристократы духа, понимаешь. Попомни мои слова, партнёр, пара-тройка сотен лет и вы со своей благородной инфантильностью просто вымрете.
- Почему это? – с вызовом поинтересовался рыцарь.
- Потому что без страха и упрёка можно жить хоть до самой старости. А вот без мозгов – только до первого стычки.
- А что потом?
- Похороны.
- Смерть на поле боя – славная смерть!..
- …Для врагов? – да.

Рыцарь обидчиво поджал губы, потом отвернулся.

Дракон лукаво прищурился и ободряюще потрепал товарища когтём по плюмажу шлема:
- Поверь, партнёр, куда славнее загнуться от старости в окружении собственных детей. Ностальгически вспоминая имена недругов, которых успел пропустить вперёд себя за кладбищенскую ограду…

Следующую минуту напарники провели в напряжённом молчании. Ящер – потому что тоскливо прислушивался к бурчанию своего голодного желудка. Рыцарь – потому что пытался раз за разом повторить про себя многословную реплику дракона. И понять её смысл.

Первым не выдержал ящер:
- Ещё немного и я вцеплюсь в собственный хвост – так есть хочется. Ну-ка, где эта длинная штука, которую мы нашли в старой шахте и которую ты так и не смог продать этим идиотам?..
- Это не идиоты, это крестоносцы! – возмутился рыцарь, в негодовании чуть не прищемив себе забралом нос.
- Идти на войну без единого командования, предварительной рекогносцировки местности, надлежащих запасов провизии и снаряжения, имея в качестве плана кампании лишь фразу «так хочет Бог», это идиотизм.
- Я сам всегда так воевал!..
- Воевал или побеждал? – дракон прищурился.
- Ну… Меня разбили… Немножко…
- Вдребезги. – педантично уточнил ящер. – После чего нашему зерцалу рыцарства пришлось вести трогательную и полную романтики жизнь бездомного нищеброда.
- Ничего подобного. Я стал странствующим рыцарем. Это почётно!..
- Это бездарно… – парировал ящер. – …И – убыточно. При той же степени риска быть обычным грабителем куда как выгоднее.
- Но моя честь не позволяет!.. – традиционно возопил рыцарь.
- …Быть вменяемым. – традиционно срезал напарника дракон.

Рыцарь традиционно обиделся и заткнулся. Секунд на пять. Потом в представителе благородного сословия взыграло любопытство:
- Что ты намерен делать?
- Да уж вестимо не как ты – поститься. Если мы не раздобудем деньги – я сдохну с голоду. Поэтому сейчас я пойду в город, чтобы…
- Чтобы?
- …Чтобы продемонстрировать тебе чудеса маркетинга в этой средневековой дыре.
.- Чудеса чего?
- Ээээ… Впаривания нужным людям ненужных вещей!

На главной городской площади воняло так, что дракон невольно сунул морду под крыло. И уже оттуда драматично воскликнул:
- Где? Где вы, благословенные времена древнеримских клоак?!..
- А что такое «клоака»? – с живейшим интересом спросил рыцарь, забуксовав в громадной луже помоев.
- Потом. – отмахнулся ящер. – Сейчас у меня нет времени объяснять, а у тебя нет мозгов, чтобы понять.
- Это оскорбление? – рыцарь посреди помоев насупился.
- Нет. Это жестокая правда жизни, партнёр. – отрезал дракон. И щелчком хвоста катапультировал напарника на сухое место. – Да, ещё одно… Когда я тебе подмигну – крикни: «Двадцать и ни монетой меньше!»
- Зачем?
- Затем!..

- Почтенное воинство христово, перед которым дрожат горы, эээ… трясутся реки и разбегаются леса! Совершенно случайно у меня оказалась вещь, которой я просто не могу… Да что там «не могу» - не смею обладать! Вы и только вы имеете право на этот бесценный, подчёркиваю – бес-цен-ный предмет, который я, ничтожный, с великим счастьем отдам в ваши эээ… осенённые святым крестом руки…

Не заметить большущую чешуйчато-крылатую ящерицу, громовым рыком что-то возвещающую посреди площади, было просто невозможно. Возникшая было паника ввиду мирного поведения ящера довольно быстро улеглась, и из ближайшего переулка показался настороженно ощетинившийся копьями отряд крестоносного воинства. Воины крадучись приблизились к дракону на предельную дальность его огненного плевка, после чего самый смелый из крестоносцев гаркнул:
- Эй, ты кто?
- И ты ещё утверждал, что они – не идиоты. – сварливо буркнул ящер спрятавшемуся за ним рыцарю и повернулся к воинам: – По-моему, это очевидно. Я – дракон!

Самый смелый из крестоносцев отчётливо икнул:
- Вот чёрт!.. А я до последнего надеялся, что это у меня галлюцинация… После вчерашних трёх кувшинов авиньонского… Хорошо, чего тебе надо, сэр дракон?
- Это не мне надо, это вам надо. – ящер хотел было улыбнуться, но вовремя сообразил, что вид его клыков может отпугнуть потенциальных клиентов. – Это вам надо непременно приобрести вот эту железную штуковину. Иначе не видать вам Святой Земли, как своих ушей.
- Зачем мне рассматривать собственные уши? – удивился крестоносец.
- Это была метафора… – снизошёл дракон. О чём тут же и пожалел, заметив на помятом лице своего собеседника следы тягостных раздумий. – Ладно, проехали…Короче, сэр как-тебя-там, тебе надо в Иерусалим?..
- Угу.
- Живым?
- Ну… в общем… да.
- Отлично. Вот без этого, - дракон продемонстрировал без чего, - тебе не обойтись!

При виде торчащего из лапы дракона предмета у многих отвисли челюсти…

- А что это? – донеслось, наконец, из рядов воинов.
- Всё. Они попались! – хихикнул ящер рыцарю и довольно потёр лапы. – Как «что это»? Вы не знаете?..
- Палка. – предположил крестоносец.
Дракон тут же ожог его презрительным взглядом и передразнил:
- «Палка»!.. И это говорит человек, который решил положить свою жизнь на алтарь служения человечеству. Позор какой. Де-ре-вен-щина! Какая же это палка, когда каждый видит, что это… что это… ээээ… копьё!
- На рожна мне ещё одно копьё, если у меня уже есть одно? – снова удивился самый смелый крестоносец.
- Это не обычное копьё. – дракон подбоченился. – Это, чтоб вы знали, то самое копьё, которым когда-то на Голгофе римлянин Лонгин пронзил бок распятого Иисуса.
- ОООООО!!!..
- Да-да. Посмотрите на рыжие, похожие на ржавчину, пятна на тёмной металлической поверхности этой антикварной святыни. Это кровь! Кровь Сына Божия, так что копьё сие обладает совершенно немыслимой кинетической энергией… - увидев, как челюсти его собеседников на этот раз отвисли почти до мостовой, дракон спохватился и поправился: - Ну, в смысле сносит что угодно. Кроме того, им можно ковырять в дуплах деревьев, мерить всякую всячину. Копьё приносит удачу, лечит подагру и при этом – о чудо! – не ломается. Просто образец простоты и эффективности, кхе-кхе!!!.. – у ящера в лёгких кончился воздух, и он закашлялся, раскрасив небо над городом разноцветным огненным фейерверком.

Крестоносец нервно сглотнул:
- Докажи.
- Что? Что им можно ковыряться в дуплах? Да раз плюнуть – несите дупло…
- Что оно сносит что угодно.
- Как скажете… - дракон с интересом посмотрел на высящуюся невдалеке ратушу. Потом прицелился (рыцарю было видно, как на лапе ящера вздулся бицепс величиной с две бычьи головы) и с резким «кхааа!» запулил свой товар вверх.

С ратуши снесло крышу.
Целое и невредимое копьё ликующие воины через пять минут принесли обратно.

- Сколько?.. – хрипло спросил крестоносец, у которого внезапно пересохло горло.
- Этот поистине бесценный лот я готов уступить за какие-то жалкие десять золотых. – скромно потупясь произнёс дракон.
- Я соглас…
- Двадцать! Двадцать и ни монетой меньше! – рявкнул из-за дракона рыцарь, вовремя заметивший условный сигнал.
- Двадцать и моя лошадь! – крестоносец в сердцах схватился за меч.
- Двадцать пять! Тридцать! Тридцать три и моя кольчуга!.. – взорвалась воплями толпа зевак.
- Лот достанется самому щедрому! – перекрывая своим рыком всеобщий ор встрял дракон. – Господа, не скупитесь – вещь старинная, ценная, святости неописуемой и вообще!..

Город напарники покинули уже в темноте, еле волоча за собой телегу, битком набитую монетами, доспехами, золотой и серебряной посудой, а так же – долговыми расписками. В итоге крестоносцы приобрели-таки копьё, но в складчину…

- Хорошая эта штука, твой маркетинг. – признал рыцарь, вытирая пот со лба.
- А ты думал! – хмыкнул объевшийся дракон, - Против лома – нет приёма! Правда, пока один лом толпе идиотов впаришь – семь потов сойдёт...


Сказка на ночь - 20
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
- А вот хоть убей, всё равно не понял! – рыцарь рубанул рукой воздух после десятиминутного пребывания в Очень Задумчивом Состоянии. То есть – сидя в теньке на пеньке. И без излишней торопливости посасывая указательный палец правой латной рукавицы.
- Ну, напарник, напрягись, – попросил ящер партнёра. - Это же просто как дважды два.

Рыцарь честно попытался напрячься. Даже вытаращил для убедительности глаза и покряхтел от натуги. Потом громко выдохнул и победоносно выдал:
- Четыре!..

- Что «четыре»?!.. – ящер от неожиданности подавился.
- Как что? – возмутился рыцарь, ловко уворачиваясь от огненных плевков откашливающегося дракона. – Ты же сам спросил про дважды два.
- Это была метафора, - пояснил пришедший в себя чешуйчатый собеседник. И, опережая следующий неминуемый вопрос напарника, поспешил добавить. – Только не спрашивай, что это такое. До ближайшей харчевни ещё миль десять. Если мне придётся тебе втолковывать ещё и философские понятия, то мы раньше сдохнем с голоду, чем ты поймёшь.
- Я вовсе не тупой!.. – обиженно выпятил из-под забрала нижнюю губу рыцарь.
- А кто тут говорит, что ты тупой? – дракон подчёркнуто удивлённо оглянулся по сторонам и поспешил сгладить неловкость: - Ты… ээээ… Ты дремучий.
- Как что?.. – подозрительно спросил рыцарь.
- Как дуб! – нашёлся ящер, состроив самое честное выражение морды, на которое только был способен.
- Как дуб, это хорошо. – просиял напарник, возвращая губу в исходное положение. – Как дуб, это благородно!

Дракону пришлось приложить титанические усилия, чтобы не заржать, но ящер с собой-таки справился. Так что наружу прорвалось только невнятное и почти не пожароопасное бульканье.

- Что это? - встревожился рыцарь.
-Дань восхищения тобой. – не моргнув глазом, сообщил дракон.

Мысленно он был просто в шоке от собственного самообладания.

– Давай-ка, вернёмся к твоему предыдущему вопросу…
- К какому из полутора сотен? – на лице рыцаря проступил живейший интерес.
- К вопросу о том, почему я, обычно такой прижимистый, бросил сегодня медяк тому белобрысому парню в корчме.
- Должно быть, из-за его шутовского наряда? – вслух подумал рыцарь.
- Нет.
- Гм? Тогда, надо полагать, из жалости к его болезни? Ведь здоровый человек вряд ли примется, будучи совершенно трезвым, на всю корчму орать, что именно его народ: породил все прочие народности, включая чернокожих дикарей; научил птиц летать, червей ползать, а свиней обрастать жиром; изобрёл колесо, компас и штопор; жил в Атлантиде; родил Александра Македонского, Цезаря, Моисея и самого Иисуса; основал, а потом сам же и разрушил Рим?..
- Хе-х, - дракон позволил себе пустить пару-тройку довольных колечек дыма из ноздрей. – На этот раз - почти угадал.
- Почти?
- Почти. Действительно – из жалости. Только не к болезни, а к его благосостоянию и уровню интеллекта.
- В смысле?.. – рыцарь машинально попробовал почесать затылок. Сквозь шлем.
- Да разве ты не заметил, что тот горлопан был беднее церковной крысы и куда тупее, чем…
- Чем что?
- Ээээ… Ну, дуб, во всяком случае, тут и рядом не валялся…
- Ещё бы. – напыжился рыцарь.
- Запомни, напарник, – ящер решил подвести черту. – Люди начинают демонстрировать свой национализм только тогда, когда им больше нечем похвастать!
- Демонстрировать свой что?.. – запнулся рыцарь на незнакомом слове.
- Проклятие! – взорвался дракон. - Ты хочешь обречь нас на голодную смерть?!
- Всё-всё. Заткнулся. – напарник похлопал себя по торопливо закрытому рту. – Я ж не этот… как его?.. нацио… аналист, вот. Я же дремучий!..
- …Как дуб, - машинально уточнил дракон.
- А дуб – это звучит гордо! – и рыцарь снова выпятил вперёд нижнюю губу. На этот раз – пафосно.



Сказка на ночь - 21
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
В ответ рыцарь сделал круглые глаза. Выдержал драматическую паузу и переделал их в очень круглые.
- Красноречиво. – признал ящер. – И лаконично. Молодец.

Рыцарь зарделся от похвалы, но ненадолго. Потом что напарник задумчиво почесал урчащее брюхо полуметровым когтем и добавил:
- А сказать-то что хотел?
- Все сволочи! – выпалил партнёр и обиженно лязгнул забралом.
- Само собой. – кивнул дракон. - Homo homini lupus est.
Рыцарь вопросительно приподнял бровь – ящер понял, что несколько переоценил познания напарника в латыни. Он уже хотел-было пуститься в привычные пояснения, но рыцарь его опередил:
- Не знаю, что это за лупус такой, но сволочь-трактирщик больше нас кормить не желает. Говорит, что ждёт, когда цены на провизию подскочат. И добро бы только мы одни голодали – так вся ж вся округа из-за него, упыря, страдает.
- И какими словами он это аргументирует?
- Тебе дословно?
- Да.
- «Идите к чёрту!»
- Гм? Тяжёлый случай. – сделал вывод дракон.
- Дадим в рыло и сожжём трактир? – в голосе рыцаря прорезался оптимизм.
- Ни в коем случае, партнёр. – возмутился ящер. – Это разовая акция, не имеющая ничего общего с постоянной сытой перспективой. Запомни – нельзя резать курицу, несущую золотые яйца.
- У трактирщика – золотые яйца?!..
- Нет. То есть да. То есть… Короче, пошли к трактирщику.

- …Ни окорока, ни эля, ни единой косточки вам! – спрятавшийся на всякий случай в подсобку трактирщик высунул из-за косяка двери кукиш.
- С чего бы это вдруг? – деланно удивился дракон.
- Ну, во-первых, вы мне в последний раз недоплатили медяк.
- Деньги, это зло. – выпалил дракон, принимая горделивую позу. – Ты нам ещё в ноги должен кланяться за то, что мы не дали тебе впасть в тяжкий грех обладания презренным металлом.
- А, во-вторых, у нас в стране - экономический кризис! – победно провозгласил трактирщик.
- И?.. – ящер прищурился.
- Что «и»? – в свою очередь удивился трактирщик, высовываясь из подсобки.
- И как ваш кризис мешает тебе по-прежнему кормить и поить клиентов?
- Во время кризиса положено придерживать товар, создавая тем самым искусственный дефицит, чтобы позже получить большой навар. – снисходительно сообщил трактирщик.
- А тебе не кажется, что тем самым ты и создаёшь экономический кризис? – фыркнул дракон. – Не проще ли честно торговать?
- Честно торговать? - трактирщик пожал плечами. – По-моему, в этом есть что-то неправильное. С точки зрения бизнеса.
- «Бизнеса». – рыцарь поморщился. – Слов-то каких поднахватался…
- С вашего позволения, милорд, я окончил Сорбонну. – похвастался трактирщик.

Это оказалось ошибкой.

- Давай оторвём этому залупусу голову. – предложил рыцарь, которому надоело стоять без дела. – А потом возьмём себе его яйца.

Засим переговоры сторон временно прервались, так как дракон снова начал втирать напарнику основы долговременного планирования, а трактирщик деятельно занялся сооружением в подсобке баррикады.

- Ну, не знаю, - наконец признал рыцарь, у которого от умных терминов дракона уже что-то начало противно жужжать в голове. – Как-то это неправильно. С точки зрения рыцарской морали.
- Что неправильно-то?
- Ну, это… Долговременное планирование. Как-то это неблагородно.
- Зато жизненно! – отрезал дракон. – Благородство, это очень дорогая и некалорийная пища. Тянет только на диету, а никак не на жизненное кредо.

Рыцарю страшно захотелось тоже вставить что-то умное, но что конкретно он так и не сообразил. Поэтому бабахнул первое пришедшее в голову:
- Но хоть пугнуть-то этого сарбоннского борова можно? С точки зрения долгосрочного планирования?
- О! – ящер просиял. – Ты гений!
Рыцарь подчёркнуто медленно выволок из ножен свой меч и для разминки пару раз демонически расхохотался.

Трактирщик начал громко молиться.

- Эй, милейший, – дракон деликатно ткнул когтем в баррикаду, обрушив её тем самым наполовину. – Живо сюда телегу харчей и бочку эля. Бесплатно. Или мы разнесём твою ресторацию вдребезги и пополам.
- Если вы это сделаете, то еды всё равно не получите и останетесь с носом. – проблеял из-под руин баррикады трактирщик.
- Ошибаешься, - оскалился дракон. – Это ты останешься с носом. Вернее – с бренными останками своего бизнеса. А мы просто двинем в другой трактир. В отличие от тебя, у нас их много.
- Но это грабёж! – возмутился трактирщик.
- Какой же это грабёж? – всплеснул лапами дракон. – Мы получаем еду, а ты получаешь трактир. Целый и невредимый. Не знаю как в Сорбонне, но у нас, у драконов, это называется «взаимовыгодное предложение».

- И всё-таки есть в этом что-то неправильное. С точки зрения бизнеса. – в который раз за день признал трактирщик, открывая ворота перед телегой, набитой всякими яствами.
- Всё это глупости и предрассудки. – желчно выдал дракон, выволакивая телегу наружу. – Лучше подумай о том, насколько гуманен и высоконравственен этот поступок – безвозмездно пожертвовать ближним своим такое количество жратвы. Как такой поступок благороден, в конце концов!
- Ты же говорил, что благородство, это… - начал было рыцарь, но ящер исподволь показал напарнику кулак и тот догадался, что знать окончание фразы залупусу вовсе не обязательно.
- Кстати, - ящер прибавил шагу. - Как там дела с экономическим кризисом?
- А? С каким кризисом? – очнулся трактирщик, зачарованный видением уплывающей из рук собственности.
- Ну, вот видишь. Ты уже и про кризис забыл. – обрадовался дракон и подмигнул. – Сплошные плюсы!..


Сказка на ночь – 22, которой вообще-то положено быть четвертой…
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
Рыцарь демонстративно в шестой раз за текущую минуту проинспектировал кошель и, как и в предыдущие пять попыток, не обнаружил там ничего, кроме дохлого жука. Поэтому уныло продекламировал:
- Я нищ и сир.
- Сир?! О, Ваше Величество!.. – ящер с притворным восхищением попытался изобразить глубокий книксен, попутно снеся хвостом росший на свою беду слишком близко к дороге столетний дуб.
- Твой глум, что прах. К моим ушам да не пристанет он! – от возмущения рыцарь перешел на «высокий штиль».
- О, сэр, прошу пардону, вашу мать. Но вот вопрос: на что пожрать? – дракон решил поддержать филологический перформанс.
- А что такое «вашу мать»? – искренне не понял уроженец рафинированного средневековья.
- Про то тебе… не стоит знать. – поторопилось сообщить напарнику крылатое пресмыкающееся, мудро решившее не заходить слишком далеко в плане эпитетов.
- Да будет так. – с легким сердцем согласился рыцарь. – А что ты там говорил про «пожрать»?
- Я имел в виду, что не худо бы этим заняться.
- Да расточит хлеб насущный сатанинское бурчание в наших желудках, как расточил гнев божий презренных торгашей в храме Иерусалимском!.. У тебя есть деньги?!
- У меня, напарник, есть кое-что получше.
- Окорок? – рыцарь громко сглотнул.
- Идея.
Рыцарь не менее громко подавился.

- Стой, раз-два! - скомандовал дракон час спустя, когда напарники оказались у стен ближайшего города. - Не правда ли, заманчиво?
- Очень. Очень заманчиво. - немедленно согласился рыцарь, не желавший лишний раз показаться дракону недоумком. - Опущеный мост и настежь распахнутые ворота, это просто замечательно, да.
- Вот и я говорю... - подмигнул заговорщицки дракон. - Если уж при виде МЕНЯ ворота города остаются открытыми, это ОЧЕНЬ добрый знак. - дракон снова подмигнул.
- О, да. Это просто великолепно. - рыцарь деланно подмигнул в ответ. Подумал, и подмигнул ещё раз. И ещё. На всякий случай.
- Рад, партнер, что ты научился понимать меня с полуслова. - расплылся в саблезубой улыбке ящер.
- А то! - оскалился рыцарь, в качестве ремарки перейдя к попеременному миганию обоими глазами.
- Как ты наверняка понимаешь, нам остается сущая мелочь...
- Конечно,.. понимаю. - ответил рыцарь с некоторой паузой, потому что сбился с ритма и никак не мог сообразить, каким глазом сейчас следует моргать.
- Нам надо...
- Да-да, нам очень... Очень надо!.. - рыцарь, чтобы избежать конфуза, в панике начал мигать так часто, как только мог.
- Тогда - за дело. - закончил наконец содержательный диалог дракон и решительно двинулся вперед, даже не догадываясь, что тем самым только что спас напарника от прогрессирующего косоглазия.

- Вот она - наша Удача! - сообщил дракон рыцарю, когда они миновали ворота.
- Бабка, с визгом волокующая на себе мебель и мужик, несущийся куда-то с двумя громадными тюками под мышкой? - изумился напарник.
- Да.
- Ну, что ж... - рыцарь осмотрелся. - Тогда я должен тебя обрадовать. Похоже, что тут полный город сумасшедших... Я хотел сказать - твоих Удач.
- О, этот сладостный аромат паники... - ящер с трубным звуком втянул ноздрями воздух. - ...Он кружит мне голову!
- Ничего удивительного. Это от голода.
- Нет, партнер. От открывающихся перспектив!

Мэра среди общей беснующейся массы они вычислили довольно быстро, ибо трудно было не заметить краснорожего одутловатого толстяка, яростно расталкивающего окружающих с визгливыми воплями «Гады! Сволочи! Граждане! Спасайся, кто может! Пустите вашего любимого мэра, твари!..»
- Вот кто нам нужен. – удовлетворенно промурлыкал дракон, ловко поддев когтем представителя местной вертикали власти за шиворот. – Ну-с, милейший, давайте познакомимся.
- Аааааааааа!.. – отреагировал мэр, выпучив глаза.
- Не могу сказать, что очень красивое, но, бесспорно, необычное имя. – попробовал сделать комплимент мэру ящер, но не преуспел – толстяк, болтаясь на когте у пресмыкающегося, продолжал голосить так, словно его уже пережевывали заживо.
- У меня, милейший, есть к вам вопрос.
- Аааааааааа!..
- Всего один вопрос.
- Аааааааааа!..
- Деньги. – едва слышно шепнул дракон.
Мэр заткнулся и немедленно уточнил:
- Сколько?
- А вот это уже деловой разговор, милейший! – обрадовался дракон, аккуратно ставя толстяка на мостовую. – Для затравки все же повторюсь. Хотелось бы услышать ответ на маленький вопрос, а именно: ЧТО У ВАС СТРЯСЛОСЬ?
- Гунны… - губы мэра задрожали. – Они идут прямо сюда. Целая орда гуннов! Они никого не щадят! Там, где ступает копыто гуннского коня, даже трава больше не растет!..
- Так, с этим все ясно. – подвел черту ящер. – Теперь переходим ко второму вопросу. Сколько вы дадите нам, чтобы избавиться от нашествия?
- А сколько вы хотите?
- Окорок!.. – встрял было рыцарь, но дракон одарил его таким испепеляющим взглядом, что напарник немедленно умолк и сделал вид, что для него не существует более увлекательного занятия, чем разглядывание находящейся в двух шагах кучи свежего навоза.
- Так сколько? – настойчиво повторил мэр, прикидывая, что выгоднее - торговаться с драконом или, пока не поздно, форсированно продолжить персональную эвакуацию.
- Сколько? – дракон побарабанил когтями по мостовой. – Ну, допустим, городскую казну… Всю.
- Ааааааааа!..

- Ты всерьез считаешь, что это остановит орду варваров? – с сомнением поинтересовался рыцарь, задумчиво разглядывая большой транспарант, установленный драконом у въезда в город.
- Стопудово. – объявил чешуйчатый напарник, с высунутым от усердия языком дописывающий на транспаранте готическим шрифтом слово «диспансеризация». – Запомни, партнер, здравохранение было, есть и будет вторым по степени надувательства явлением в истории человечества.
- А что является первым?
- Демократия.

- Прочь с дороги! – яростно заорал статный гунн, чуть обогнавший скачущее за ним стотысячное войско.
- А ты кто такой? – флегматично поинтересовался дракон, сдвигая на затылок лекарскую шапочку, кое-как сооруженную рыцарем из двух конских попон.
- Я?! – гунн возмущенно осадил коня. - Я - Атилла Бич Божий!
- Отлично.
- Почему?
- Потому, что это лечится.
- Ээээ…
- Лошадей любите?
- Ээээ… Да…
- Сильно?
- Вообще-то, мы, кочевники, без них жить не можем. Так исстари повелось.
- Все ясно. Налицо ярко выраженная сублимация, отягощенная доброкачественной зоофилией и латентным скотоложеством.
- Не понял…
- Не понял? Ассистент, – ящер повернулся к напарнику, небрежно задрапированному в грязную простыню поверх кольчуги, - Запишите: «Пациент страдает разжижением мозгов».
- Кто? Я?! – Атилла чуть не рухнул с коня.
- Ну, не я же. – с еще большей флегмой отбрил предводителя гуннов дракон. – Чихаете?
- Иногда…
- Из ноздрей выделения бывают?
- Ты про сопли?
- Вот она – бездна дремучести и мракобесия! – дракон презрительно поджал нижнюю челюсть. – Сопли… Это и есть разжиженные мозги, дурень.

Атилла рухнул с коня.

- На колени! – неожиданно заорал дракон. – На колени, варварское отродье!.. И – в очередь!.. Анализы сдавать!.. Между прочим, я вам еще не говорил, что в нашей цивилизованной Европе все медицинские услуги платные?.. Мы вам не какие-то там варвары!..


Сказка на ночь - 23
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
- Ик!
- А конкретнее? – дракон сурово сдвинул брови.
- Ик!
- Это же надо было так нализаться… - желчи в голосе ящера вполне хватило бы на то, чтобы целиком затопить всю Англию плюс половину Ирландии впридачу.
- Я, ик, нечаянно. – стыдливо проблеял рыцарь, жадно припадая к бадье с холодной водой.

Дракон скептически фыркнул.

- Ч-ч-честное феодальное – нечаянно… Ик!.. – рыцарь из недр бадьи сделал вторую попытку чистосердечно исповедоваться. – Такая приятная компания была… Немец этот Вольфрам, ик, фон Эшенбах… Всё о камне каком-то талдычил. Сквайр Дэн, чёрт его побери, Браун… Из этих… Из пыс-сателей, ик. Про бабу какую-то плёл… Ещё с нами сидели жид и козопас из Скоттии. Если б, кстати, не этот шотландский мерзавец, я б ни в жизнь… Ик!..

Дракон, почитавший себя в глубине чешуйчатой души интеллигентом, тактично дождался, когда уже привычное «ик» напарника гармонично перерастёт в судорожное бульканье и, сочтя последнее за приглашение к продолжению диалога, озвучил наболевшее:
- По-моему, партнёр, ты – идиот!.. Нет, я вовсе не против диких дебошей и пьяных оргий. Как говорится – у всех свои маленькие слабости… Опять же – житие посреди тёмного средневековья, это сплошной стресс, который надо как-то купировать… Но!.. Но, вот положив коготь на сердце, что ты с этого имеешь? Кроме обнаруживаемых под утро синяков, пустого кошеля и жуткого похмелья?

Не отрываясь от бадьи, рыцарь покачал перед мордой напарника грязным указательным пальцем. Видимо – в знак протеста. Потом, собравшись с силами, промычал:
- Тут, партнёр, ты не прав. Глубоко… буль-буль!… не прав.
- Ой ли? Вот что конкретно ты вчера приобрёл? Кроме всего мною ранее перечисленного, разумеется.
- Да прорву всего!.. – безапеляционно заявил рыцарь, заметно оживившийся после свидания с бадьёй и даже переставший икать. – Во-первых – совершенно замечательный хайландерский плед…
- …Грязный, дырявый, вонючий. Вместо всей остальной одежды. – педантично уточнил ящер, во всём любящий точность.
- Во-вторых, гм? – рыцарь уселся на перевёрнутую вверх дном бадью и надменно оттопырил нижнюю губу. – Во-вторых – чашу. Я её у гулявшего с нами жида в кости честно выиграл. Почти честно, да… Очень удобная, кстати, была чаша. В неё влезала целая пинта стаута - я лично проверял! И ты знаешь, наливаешь сущую кислятину, а когда пьёшь – вкус как у настоящей амброзии. И по телу такая приятная бодрость разливалась!..
- «Была», «влезала», «разливалась»? – ящер ехидно прищурился. – И где же эта чаша теперь?
- Ну… - рыцарь стушевался. – Понимаешь, тот козопас из скоттов посмел меня вызвать на поединок… Кто больше выпьет «Гиннесса»…
- И?
- И… выиграл, мерзавец. Всю мою одежду и чашу эту ёськину.
- Ёськину?
- Жида, с которого я ту чашу слупил, звали Ёся… этот, как его?.. А!.. Ёся Аримафейский, вот. Он, говорят, ещё в Турине какой-то удачный гешефт провернул. Не то - с текстилем, не то - с похоронными принадлежностями. Ну, там венками, тапочками, плащаницами…
- В Турине, говоришь? Гешефт с похоронными принадлежностями? Ёся Аримафейский?!.. – дракон вдруг не на шутку разволновался. – Кажется, я догадываюсь, ЧТО ЭТО БЫЛА ЗА ЧАША! И лучше б нам её вернуть. Ты хоть помнишь того шотландца?
- Ммм… Он был в юбке!
- Редкая примета. – дракон скривился. – Что-нибудь ещё?
- Постоянно выпендривался и принимал героические позы – просто клоун какой-то… А звать его не то Макдоналдс, не то Макдурень, не то Мак... Нет, не помню как. Правда, помню, когда мы с ним пили, то он на весь паб орал: «Останется только один!..»
- Ну, хоть какая-то зацепка. Всё. Поднимай свой зад – пора браться за поиски.

Кутаясь в пропахшее козами рваньё, рыцарь с кряхтением встал, охнул и страдальчески схватился за гудевшую с перепоя голову:
- Три тысячи чертей!.. Что это хоть за чаша-то была?
- Я тебе это потом скажу. – буркнул ящер, пытаясь вспомнить в какой стороне Шотландия.
- Почему это?
- А чтоб ты раньше времени дуба не дал. От стресса… - дракон не удержался и хихикнул. - Хотя, почему «потом»? Можно сказать и сейчас. Хуже тебе уже вряд ли будет. Ты ж, партнёр, теперь у нас – бессмертный. Идиот!..

Сказка на ночь - 24
Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
- Пресвятая Дева, да они просто оборзели! – совсем не по-рыцарски всплеснул руками рыцарь, становясь при этом неуловимо похожим на кудахтающую курицу.

Эклектическое соседство в одном предложении обращения к божественной сущности и сугубо мирского глагола «борзеть» явно свидетельствовало об эмоциональном стрессе напарника. Дракон машинально отметил этот факт и постарался успокоить соседа:
- Ну-ну. Совершенно не вижу тут причин для волнения. С каждым бывает. Нельзя быть таким впечатлительным.

Огласив банальные истины, дракон снова уставился на замок.

У его стен бурлило море разливанное народного гнева.

- Эта чернь, что она о себе возомнила?! – снова высокомерно начал рыцарь, но осёкся, заметив выражение морды ящера.

Как показывала практика, такая одухотворённо-продувная пантомимика у дракона появлялась в двух случаях. Или, когда крылатое пресмыкающееся замечало верную возможность удвоить свое состояние за счет чужих капиталов. Или, когда авиаящер натыкался на перспективу за счет глупости ближних, а равно и дальних своих, оное же состояние утроить…

…Подбоченившийся поверх телеги чумазый и плешивый оратор ещё раз убедился, что от замка до импровизированной трибуны никак не меньше двух перестрелов стрелы, после чего, успокоенный этим фактом, экзальтированно возопил: «Новые подати?! Не позволим!!!..» Впрочем, окружившая телегу толпа воинственно потрясающих дубьем и топорьем крестьян, так и не узнала, что и кому их вожак собирался не позволить. Потому что в этот момент взгляд раздухарившегося оратора внезапно наткнулся на торчащую над задними рядами присутствующих чешуйчатую башку.

- Мир, труд, май, - проворковала башка и доброжелательно оскалилась, чем окончательно ввергла вождя в затяжной ступор.

Тем временем другие крестьяне, пустив в ход народную смекалку, сумели успешно миновать стадию «ступор», экстерном сразу перейдя к стадии «паническое бегство». Скорости последнего немало способствовал рыцарь, неожиданно выскочивший из-за спины своего напарника с воинственным кличем «Первая половина войска – заходи справа! Вторая – слева! Остальные – по центру! За мной!..»

«Урааааа!!!» - раскатисто грянуло со стен замка при виде улепетывающего супостата. Там даже начали кого-то качать, но, увидев, как дракон публично приобнял плешивого, уронили.

- Ты как насчет консенсуса? – осведомился ящер у съежившегося выразителя народных чаяний.

Плешивый наверняка не знал, что это за штука такая – «консенсус». Но из инстинкта самосохранения немедленно кивнул. Притом проделал это так энергично, что рыцарю показалось – еще немного и от усердия с плеши отклеится родимое пятно. На этом стойкость предводителя средневекового крестьянства иссякла и он тихо осел в обмороке.

- Кстати, партнер... - рыцарь сообразил, что он-то тоже не в курсе, что такое «консенсус». Хотел было озвучить сей факт пробела в своем образовании, но не успел. Дракон вытянул длинную шею и едва слышно прошипел:
- Партнер, деньги сами плывут нам в руки! Осталось только взыскать их с владельцев замка.
- За что взыскать? – удивленно моргнул рыцарь.
- Как за что?! – еще больше удивился дракон. – Разумеется – за спасение героическими нами частной феодальной собственности от незаконных грабежей и побоев.
- Но мы же ничего не делали…
- Правильно. – ящер наставительно оттопырил коготь. – За нас сработала наша харизма.
- Что за х?..
- Цыц. Не врем
5
1841
29 апреля 2010
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
Сказочки на ночь-3Сказочки на ночь-3

Был солнечный полдень.- Ну?.. – спросил дракон.- И ведь этот иудей ещё из лучших, – презрительно пожал плечами рыцарь, - Ай-яй-яй....

Жил-был дракон...Жил-был дракон...

Жил был дракон. Хороший, тихий. Никого особо не обижал. Ну спалит там деревеньку- другую. Ну съест пару-тройку красавиц. И делов-то....

Загрузка...
Комментарии

woOtz
30 апреля 2010 00:24
добротная сказка на ночь :)

Majest1k
30 апреля 2010 11:37
МНОГО БУКАФФФФФФФФФФФФ

kingkinder
30 апреля 2010 20:16
wink

ostik
2 мая 2010 23:02
впезду стока читанины

Tugcrereled
17 июня 2011 06:44
Если вы решились торрент клиент , будьте готовы к различным
испытаниям, начиная от пойманного трояна и заказнчивая
настырным стуком в дверь от милицейского наряда, который желает изъять
ваш лаптоп и просканировать его на наличие нелицензионных программных копий.

Если вы решились бесплатный торрент , будьте готовы к приятным
неожидоннастям, начиная от проникнувшего на комп вредоносного кода и заказнчивая
настойчивым стуком в дверь от полицейского наряда, который имеет ордер, чтобы забрать
ваш ноутбук и просканировать его на наличие взломанных программ.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Среда, 07 Декабря
USD 1.9696
EUR 2.1197
RUB 0.0308
Новости от партнеров

ИНТЕРЕСНОЕ:

Загрузка...
Сейчас на сайте
93 пользователя, 1202 гостя