РЕКЛАМА

Загрузка...

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Тема использования советской бронетехники времен Великой отечественной войны в последние 20 лет стала особенно актуальна, не в последнюю очередь благодаря открытым архивам. Так уж вышло, что процесс “свободы и демократизации” бывших республик, входивших в состав СССР, привел к пересмотру исторических ценностей. Сейчас в широкой печати прослеживаются два основных направления: ура-патриотизм, доходящий до откровенного маразма, и всяческое “поливание грязью” советского прошлого, где тоже доходит до не меньшего идиотизма. Обе точки зрения весьма крайние и найти действительно справедливые суждения очень трудно. В частности, вопросы касающиеся бронетехники подробно освещаются в узкоспециализированной литературе, которую обычному читателю усвоить трудно, а иногда и откровенно скучно. Правда, благодаря стараниям М.Барятинского, М.Свирина, М.Павлова, М.Коломийца и других авторов эта тема стала более доступной, но самое главное – по вопросам боевого применения и эксплуатации тех же танков они не бросаются в крайности, стараясь дать адекватную оценку минувшим событиям.

----------------------<cut>----------------------

И все же, по интернету ещё ходит масса мифов и легенд о советских танках периода до 1945 года. Наиболее часто встречается “легенда о Т-34” и “все легкие танки довоенного выпуска были устаревшими”. Не обошли стороной и многобашенные машины. Как можно догадаться, им тоже досталось, причем в опусах о довоенном развитии советской бронетехники их называют “сталинскими монстрами’, но уже в 1941 году они магическим образом превращаются в “консервные банки”. Так где же правда?

Фотография танков Т-35 и Т-26 из состава 8-го механизированного корпуса, “брошенных в ходе отступления”, на первом плане приведена не случайно. Почему, будет рассказано далее.


Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Самыми известными многобашенными танками в мире стали, несомненно, советские Т-28 и Т-35. Если первый создавался под непосредственным влиянием британского Vickers Medium Tank A6, то пятибашенная машина была полностью своей разработкой, что бы там не говорили о заимствовании схемы от А1Е1. Простая логика подсказывала, что размещение главной башни в центре и четырех пулеметных башен “по углам” является наиболее рациональной компоновкой и советские конструкторы ясно это понимали без англичан. К тому же, сделали они лучше, с точки зрения мощности вооружения и секторов обстрела.

История танка Т-35 достаточно хорошо освещена во многих источниках, так что утруждать читателя массой слов не буду – каждый желающий может посетить сайты вроде Бронетехника.ру или Aviarmor.net. Однако до настоящего времени сохранилась “черная легенда” о многобашенных танках, якобы ставших могилой для своих экипажей. Многие “писатели” идут куда дальше и с упоением рассказывают, что постройка Т-35 вообще не имела смысла, только зря потратили деньги страны и т.п. Увольте, господа-товарищи, излагать подобного рода мысли означает полностью не знать истории мирового танкостроения, так что давайте разбираться в легендах и мифах о танках Т-35.


Миф первый – многобашенные танки были не нужны вообще.

Отнюдь. В начале 1930-х гг., когда выдавалось техзадание на разработку танков прорыва, противотанковая артиллерия существовала в зачаточном состоянии и основывалась на орудиях небольших калибров 25-47 мм. Бронепробиваемость таких ПТО на дистанциях более 500 метров оставляла желать лучшего, из чего следовал вывод, что 30-50 мм бронирования для тяжелых танков будет вполне достаточно. Процент попадания в танк снарядов крупнокалиберной полевой артиллерии был невелик, так что и в этом отношении наращивать броню по всем поверхностям тогда не имело большого смысла.

По части количества башен существовала такая теория: командир танка в первую очередь управлял огнем более крупного орудия главной башни, в то время как пушки и пулеметы малых башен должны были подавлять противодействие пехоты и бронетехники. В этом был особый смысл и что бы там не говорили о сложности управления пятью башнями хорошо слаженный экипаж был в состоянии выполнить поставленную боевую задачу, тем более, что на маневрах неоднократно отрабатывалось взаимодействие не только с пехотой, но и между многобашенными танками. Так что, вывод о “ненужности” Т-35 безоснователен. Другое дело, что к 1939 году сам танк морально устарел и не отвечал текущим требованиям к боевым машинам подобного класса. Для того и были созданы СМК, Т-100 и КВ.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Стендовые испытания орудия ПС-3 в башне опытного танка Т-35-1, 1933 г.


Миф второй – танки Т-35 полностью устарели ещё до войны.

Абсолютная неправда. Давайте посмотрим, много ли было у наших противников и будущих союзников танков с противоснарядным бронированием? Если считать противоснарядной броню от 30 мм и более, то к таким машинам можно отнести по большей части французские пехотные и кавалерийские танки: Renault R-35\39, Hotchkiss H-35\39, SOMUA S35, Renault B1\B1bis, FCM 2C. У немцев противоснарядную броню получили только последние модификации Pz.III и Pz.IV, которых было лишь несколько сотен, и основную массу танков перед вторжением в СССР составляли легкие Pz.I и Pz.II. Англичанам и американцам вообще хвастать было нечем. Исключение составляла только А11 “Matilda” и А12 “Matilda II”, но первый из них оснащался только пулеметом, а выпуск второго танка в 1939-1940 годах едва только начался. На этом фоне морально устаревший Т-35, особенно последней серии, смотрится весьма грозно.

Теперь поговорим о вооружении. Вопрос об оснащении Т-35 более мощным орудием ставился с самого начала его истории и если бы не “подковерные игры”, то уже с 1935 года серийные танки вполне могли получать пушки ПС-3 конструкции Сячинтова. В отличии от КТ-28 эта пушка могла эффективно бороться и с долговременными полевыми укреплениями, и с бронетехникой. К великому несчастью Сячинтова арестовали в 1938 году, а его орудия признали “вредительскими”, так что Т-35 остался “при всех своих”. Снова вопрос был поднят только в конце 1939 года, когда появились орудия Л-10 и Л-11. В целом, процесс перевооружения можно было провести без особых проблем, благо башни Т-35 и Т-28 были во многом унифицированы, однако в АБТУ рассудили так – новых орудий не хватает, а текущий состав вооружения вполне соответствует задачам, поставленным перед танком прорыва. И вправду, двух 45-мм орудий 20К и даже одной пушки КТ-28 калибра 76,2-мм для любого танка того времени было вполне достаточно.


Миф третий – в ходе Зимней войны РККА потеряло 90 танков Т-35.

Тут и сказать-то особо нечего, учитывая то, что вместе с прототипами был построен только 61 танк Т-35, причем РККА постоянно эксплуатировало в строевых частях не более 50-52 из них. Этот миф появился в начале 90-х на волне обильного полива грязью советской истории и продержался достаточно долго. К счастью, в последнее время этот бред практически не встречается.

А вот с танками Т-28 получилась обратная ситуация. В общей сложности, по различным причинам, с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 года, их было потеряно 482 единицы. Цифра кажется огромной, но давайте не будем забывать, что Т-28 использовались в качестве основной ударной силы при прорыве укреплений “линии Маннергейма” и именно на этот участок фронта пришлось около 90% всех боевых потерь. Кроме того, в ходе войны силами заводских и полевых ремонтных бригад было восстановлено 386 танков, так что безвозвратные потери составили только 98 Т-28. Учитывая сложный рельеф фронта и специфику боевых действий результат для многобашенных танков с 30-мм бронированием (и то, не по всем поверхностям) очень неплохой.


Миф четвертый – в летних боях 1941 года танки Т-35 оказались бесполезными.

Да, действительно. Решающего влияния на ход боевых действий полки оснащенные танками Т-35 не оказали. Но в локальных боях многобашенные машины проявили себя с хорошей стороны.

Поскольку история Т-35 примерами боевого применения не изобилует эти редкие эпизоды стоит рассмотреть отдельно. Для начала приведем такой факт – из 51 танка, находившихся в составе 67-го и 68-го танковых полков, 41 был оставлен на территории противника по техническим причинам. Налицо как бы очевидный провал. Однако есть тут несколько нюансов.

Львиная доля Т-35 была потеряна во время длительных маршей. Для тех кто не знает – начало лета 1941 года на территории Украина и Белоруссии выдалось очень жарким, а предел выносливости экипажей, вынужденных сидеть в своих танках на протяжении всего броска к фронту был не безграничным. Двигатели М-17Т на танках стояли далеко не новые и максимальный запас хода в 200 км вовсе не означал, что Т-35 сможет пройти их сразу. Тяжелые танки были для этого совершенно не предназначены, ведь в начале их появления планировалась такая схема: доставка Т-35 к линии фронта (на эшелонах) – выдвижение к переднему краю своим ходом – атака – отход или закрепление на занятых рубежах. В июне 1941 года получилось всё с точностью до наоборот – танковым полкам с 24 по 30 июня самим пришлось буквально гоняться за постоянно меняющимся фронтом. Казалось бы, логичнее было окопаться где-нибудь в Грудеке или Садова Вишне и держать позиции насколько это возможно. Вот только немцы бить в “лоб” явно не желали и, обтекая неприкрытые фланги советских армий, образовывали изолированные руг от друга “котлы”. О переброске в тыл танков Т-35 вряд ли кто думал. Тогда на первом месте стоял приказ выдворить противника за государственную границу, использовав все имевшиеся силы мехкорпусов.

Первые потери Т-35 понесли сразу после выхода из Грудека. В течении 24-го июня, едва пройдя 50 км, пришлось оставить 17 танков, из которых большая часть догнать своих уже не смогла. Далее потери 67-го и 68-го танковых полков только увеличивались, при том что в бой они ещё не вступали.

Первая боевая задача была получена вечером того же дня, после 115-км марша. Экипажам Т-35 предстояло поддержать контратаку сил 4-го мехкорпуса, но выдвинуться на позиции своевременно они не смогли. Пока в штабах решали, куда направить тяжелые танки, прошло ещё три дня, в течении которых немцы продвинулись вперед более чем на 100 км. Образовался “слоеный пирог”, где сплошной линии фронта не существовало. Пока одни танковые части наносили удар в тыл немцев, другие пытались пробиться к своим. Тактически проиграв битву в треугольнике Ровно-Броды-Луцк советское командование по-прежнему располагало значительными силами, которые было решено бросить в бой. Жестокое сражение разыгралось к востоку от Львова, где 29-го июня немцам пришлось оставить несколько населенных пунктов при тяжелых потерях в технике и живой силе. Что именно происходило в те дни сейчас мы вряд ли узнаем. Исходя из сохранившихся сведений командование 8-го мехкорпуса решило помочь удержать позиции на флангах 7-й мотострелковой дивизии и направило танковую группу в район поселков Верба-Птичье. Сколько именно было отправлено танков, остается пока неизвестным, но то, что среди них были четыре Т-35 – это установленный факт. Группа выдвигалась из Вербы по шоссейной дороге и попала под обстрел с левого фланга. Исходя из теории “советских консервных банок” можно предположить, чем закончился этот бой для “пятибашенников”. Однако, давайте не будем спешить с выводами. Чтобы не быть голословным ниже приводится описание боя со слов одного из членов экипажа Т-35:


“…Наш последний бой был глупым. Сначала стреляли из главных башен через речку по какому-то хутору за Ситно, а потом с остатками пехоты атаковали его. Участвовали в этой атаке полсотни Вань пехоцких три «тридцать пятых» и четыре не то БТ, не «двадцать шестых», уже не помню. Пехота, конечно, отстала сразу, как немецкие пули запели. Про свою артиллерию я совсем помолчу. Та без снарядов и тракторов застряла ещё третьего дня как. Правда, немецких танков мы вообще там не видали, только слухи о них ходили – про «рейнметаллы» (трехбашенные Nb.Fz.VI) и «круппы» (средние Pz.Kpfw.IV) разные, один другого страшнее. Но в бою я немецких танков не видел, да и пехоты ихней вроде не много там было. Пошли мы в атаку на хутор, а по нас слева немецкая пушка огонь открыла. Я башню туда повернул – глядел, глядел, ничего не вижу. По башне – бумм! А из башни не высунешься. Пули как горох обсыпают, да и нельзя в бою-то. У тебя главной башней шкуру в шугу сорвет, а может и башку оторвет. Вот и гляжу себе в перископ – ничего не вижу, только окопы немецкие. А по нас опять: «Бум!», «Бум!». Немецкие снарядики долбят через 5 секунд каждый, и уже не только в левый борт, но и в мою башню прилетают. Вот увидел вспышку. Ну и навел туда, открыл огонь – снарядов десять отправил. Кажется попал, а может и нет. По нас опять долбят. Не дошли мы до хуторка метров с полсотни – гусеницу нам оборвало. Что делать? Покидать танк? Вроде не к чему. Стреляем во все стороны, из всего что есть! А опять ничего не вижу. Стреляю с белый свет, пока снаряды есть. Наши уж уползли дальше. А нам стало ещё хуже – долбят со всех сторон. Мотор заглох, пушку заклинило, главная башня не вертится. Тут показались немецкие солдаты. Бегут к танку с какими-то ящиками, а я по ним стрелять могу только из «нагана».

Понял, что драпать пора. Вылез из башни, спрыгнул с высоты на дорогу. Хорошо, что пулемет ихний замолчал. Мой заряжающий за мной сгинул, ногу подвернул. Я его в яму придорожную оттащил за собой. За нами моторист увязался. Стали отползать, тут наш тан и ахнул. Это немцы его толом рванули. А мы канавой отползли к реке.

Потом к нам приблудились ещё трое – экипаж Т-26. С ними мы отошли обратно к Ситно, но своих там нашли только с десяток человек – остатки разных экипажей. Из «тридцать пятых» четверо, и все из разных машин. Одного рванули, как и нас, один подорвался на мине, один сгорел сам…”


Это рассказ башнера передней артиллерийской башни В.В.Сазонова, обслуживавшего 45-мм орудие 20К. Из этого короткого описания становиться понятно, что в Т-35 уже участсоввал как минимум в одной перестрелке и в данном бою в него попал далеко не один снаряд. Обстрел велся до тех пор, пока у танка не была выведена из строя ходовая часть и не вышло из строя вооружения. Заметьте, что даже 25-мм броня передней башни выдерживала попадания из 37-мм немецкой “колотушки”. Правда, насчет сорванной гусеницы Сазанов оказался немного не прав (скорее всего, был поврежден двигатель или сгорел главный фрикцион), но сути дела это не меняет. Даже в 1941 году бронирование танков Т-35 раннего выпуска (без дополнительной лобовой брони) вполне выдерживало обстрел со средних и дальних дистанций из основного немецкого противотанкового орудия PaK35/36. Для того, чтобы вывести из строя “пятибашенник” противнику пришлось “влепить” в него не один десяток снарядов, пока Т-35 не приблизился на расстояние эффективного огня ПТО. Будь на месте него, скажем Т-34, результат был бы тот же.


А что же случилось с остальными тремя танками? Вот тут настало время вернуться к заглавной фотографии. В 100% подписи к ней гласят примерно следующее: “Брошенные при отступлении танки Т-35 и Т-26 8-го мехкорпуса, июнь 1941 года”. Да уж, тут трудно не согласиться. Но брошенным также считается и любой подбитый танк, который был оставлен экипажем. А насчет этих машин история с обычным “бросанием” техники как-то не очень вяжется. Чаще всего перед нами предстает ракурс из придорожного оврага, где боевые повреждения Т-35 не видны. Зато на немецких трофейных фотографиях хорошо видно, что Т-35 получил в борт несколько попаданий со сквозным пробитием бронелистов – то есть, стреляли с дистанции менее 500 метров, то есть практически в упор. Причем есть более ранние снимки, очевидно сделанные сразу после боя или на следующий день, где оба танка ещё стоят на дороге. Есть предположение, что первым под обстрел попал Т-26 и был подбит, Следовавший сразу за ним Т-35 не смог вовремя развернуться и получил несколько снарядов в боковую проекцию, пробивших борт и левые боковые башни включая ствол заднего 45-мм орудия. Только потом немцы сбросили их в овраг, чтобы поверженные танки не мешали продвижению войск вермахта.

Самая страшная судьба ждала Т-35 шедшим в колонне третьим. Видимо, пытаясь уйти из-под обстрела, его экипаж пересек овраг, но дальше пройти не смог. Танкисты покинули свою машину по невыясненной пока причине. Не исключено, что это была механическая поломка и танк оказался обездвиженным. Правда, два сгоревших за ним БТ-7 говорят об обратном. Также не исключено, что экипаж сам уничтожил свой танк – взрыв огромной силы после детонации 76-мм снарядов полностью разрушил подбашенную коробку, причем его башни разлетелись в радиусе более 10 метров.

Третий танк также был разрушен внутренним взрывом – именно о нем рассказывал Сазонов. Перед этим Т-35 выдержал обстрел из ПТО. Снаряды пробили переднюю орудийную башню и борт корпуса. Один из снарядов повредил передний люк механика-водителя, но лобовая броня и главная башня сквозных пробоин не имели.

Последние три примера в какой-то мере противоречат первому, ведь эти Т-35 были вроде как подбиты из 37-мм орудий. Но вот тут как-раз не все ясно – замыкавший колонну КВ-1 получил несколько попаданий из чего-то гораздо более тяжелого, чем “колотушка”. На башне остались видны крупные отметины от снарядов, не пробивших броню, но кормовой бронелист обстрел не выдержал и танк был подбит. Судя по характеру повреждений обстрел велся из 88-мм зенитного орудия или 50-мм ПТО, так что и два последних Т-35 вполне тоже могли стать его жертвами.

Воспоминания другого участника событий на Западной Украине — механика-водителя другого танка Т-35А(Смоляков Иван Ерастович) можно прочитать на сайте Panzers!.. ©Edward.


Об остальных Т-35, погибших в бою, информации сохранилось крайне мало. Из достоверных свидетельств есть только рапорт командующему 8-м мехкорпусом, где значится следующее (в скобках комментарии автора):

№399-48 - 30.6. — район Белокаменки, подбит при отходе и сгорел (в этом районе оказалось два Т-35, но только один участвовал в бою, очевидно пытаясь прикрыть отход своих войск – танк буквально изрешетили снарядами ПТО, добившись сквозных пробитий брони корпуса и главной башни);

№148-39 — 30.6. — район Верби, подбит и сгорел (дополнительной информации нет);

№339-68 — 30.6. — авария бортового фрикциона, подбит снарядом и сгорел под Бродами (очевидно, этот танк попал под обстрел 105-мм орудий – судя по характеру повреждений один из снарядов попал в подбашенную коробку и частично её разрушил);

№744-62 — 26.6. — г.Грудек, сожжен главный фрикцион, снаряды все расстреляны (единственный танк с коническими башнями участвовавший в бою, по всей видимости его экипаж вел бой только с пехотными подразделениями немцев и оставил обездвиженную машину после полного расхода боекомплекта, не забыв снять прицелы и пулеметы).


В завершении главы — несколько фотографий с танками Т-35, участвовавшими в боях на территории Украины летом 1941 года.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Это не горящий Т-35 — нужный эффект производит дымовая шашка, брошенная внутрь боевого отделения, лето 1941 года, Украина.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Т-35 №339-68 разбитый прямым попаданием крупнокалиберного снаряда в бою под Бродами 30-го июня 1941 года

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Весьма вероятно, что это Т-35А №148-39, подбитый в бою 30-го июня 1941 года возле поселка Верба

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Т-35А с коническими башнями №744-62 — этот танк сражался в Грудеке и был оставлен экипажем 26-го июня 1941 года. Обратите внимание — пулеметы сняты. Фотография сделана приблизительно в начале июля.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Тот же танк №744-62, но это уже осень 1941 года. Гусеницы уже сняты и уложены рядом.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Последняя стадия — от танка №744-62 остался только остов корпуса. Фото сделано предположительно весной 1942 года.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Снимок с близкого расстояния танка Т-35А №399-48 подбитого в бою у Белокаменки 30-го июня 1941 года. Снаряды 37-мм ПТО пробили подбашенную коробку и главную башню.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Тот же танк №399-48 — вид с другого ракурса, с которого боевые повреждения не видны и машина производит впечатления просто брошенной экипажем (пулеметы сняты)

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Фото танка Т-35А подбитого в бою на выезде из села Верба 30-го июня 1941 года. Т-26 ещё стоит на дороге, в придорожный овраг его сбросят через несколько дней.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Тот же танк — близкий ракурс на простреленный ствол 45-мм орудия задней башни

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Танк Т-35А уничтоженный взрывчаткой на дороге Птичье-Верба 30-го июня 1941 г.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Танк Т-35А разрушенный сильным внутренним взрывом во время боя 30-го июня у селе Верба.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Этот Т-35А шел 30-го июня первым в колонне и продвинулся дальше всех, почти дойдя до села Птичье.


Миф пятый — Т-35 участвовали в Битве за Москву.

Как говорится – действительности не соответствует. Два танка Т-35 из ВАММ в самом деле были подвергнуты капитальному ремонту и доставлены в Москву. Это были машины постройки 1933-1936 гг. с цилиндрическими башнями и без дополнительного бронирования. “Пятибашенники” прошли парадным строем 7-го ноября, но вопреки распространенному мнению на фронт не отправились, а остались в тылу. Эти танки стали героями пропаганды, запечатлевших их на постановочных фотографиях и в киножурналах. Затем оба Т-35 были отправлены в тыл и использовались для обучения личного состава.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Вверху: это не кадр из документального фильма о контрнаступления под Москвой, а учения в КБТКУКС, фото сделано в 1942 году.

Внизу: танки Т-35А и Т-34 прибывшие в Москву в составе группы бронетехники ВАММ, ноябрь 1941 г.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Миф шестой — Т-35 на службе вермахта.

В общем-то, правда. Только в 1941 году их не использовали по причине вполне прозаической – подобные танки прорыва никак не вписывались в концепцию, разработанную штабом немецких танковых войск. Отчасти по этой же причине немцы отказались от использования “доисторических” французских FCM 2C, кстати обладавших 70-мм лобовым бронированием. Те же Renault В1bis приняли на вооружение панцерваффе с большими оговорками и применяли их крайне ограниченно. В эту же категорию попал и советский Т-35, которому в вермахте присвоили обозначение Т-35А 751(r). Конечно, можно было бы собрать из нескольких танков один полноценный, но немцы предпочли оставить их ржаветь на месте гибели и к 1943 году большинство брошенных “пятибашеников” попросту растащили по запчастям местные жители. Остовы корпусов затем отправили на переплавку.

Легенды о “сталинских монстрах” и “консервных банках” РККА. Т-35


Танк Т-35А из состава 67-го танкового полка (видны две характерные полоски на главной башне) в составе экспозиции полигона Куммурсдорф, осень 1941 г. На переднем плане виден танк Т-34 образца 1940 года и БТ-7М образца 1939 года.

Однако, судьба одного танка сложилась совсем по-другому. Летом 1941 года, захватив богатые трофеи, немцы принялись понемногу переправлять их в фатерлянд. Новинок и неизвестных ранее типов боевых машин было так много, что в сентябре было решено создать специальную экспозицию на полигоне в Куммерсдорфе. Сюда были отправлены следующие образцы танков и бронемашин: КВ-1 обр.1941 г. с пушкой Ф-32, Т-34 обр.1940 г. с пушкой Л-11, КВ-2 обр.1941 г. с новой башней, БТ-5, БТ-7М обр.1939 г., Т-37, Т-26 обр.1933 г., Т-26 обр.1939 г., БА-10. Список не полный. Попал сюда и Т-35 выпуска 1935-1936 гг. Возможно, это была машина из 67-го танкового полка, с характерными полосками на башне, оставленная при отступлении из-за поломки главного фрикциона. Танк привезли на полигон, отремонтировали, испытали и оставили в экспозиции полигона.

Прошло четыре года и весной 1945-го немцы-таки вспомнили горький опыт своих русских коллег. Для обороны Берлина собрали не только мощную бронетанковую группировку из “королевских тигров”, “элефантов”, “пантер” и прочей новой техники. В ход пошел настоящий антиквариат. Из музеев и полигонов стали извлекать такие раритеты, как бронемашины Sd.Kfz.3 (Daimler) и Krupp Gepanzerte Radfahrzeug, тяжелые британские танки Mk.V*, ну и конечно же не обошлось без советских танков. О применении Т-34 и КВ данных не сохранилось, а вот Т-35 попал в “группу Рихтера” и был установлен на одной из берлинских улиц в качестве неподвижной бронированной огневой точки. Как он окончил свою долгую карьеру точно не известно. Большинство источников сходится во мнении, что последний “боевой” Т-35 был сожжен советскими солдатами штурмовавшими Берлин.

5
6274
20 июля 2011
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
Тяжелый штурмовой танк КВ-2Тяжелый штурмовой танк КВ-2

19 декабря 1939 года было подписано Постановление Комитета Обороны СССР № 443сс, согласно которому танк КВ-1 был принят на вооружение РККА. В это вре...

Танк НИ-1Танк НИ-1

Это один из знаменитых танков НИ-1 (\"На Испуг\") — выпускавшийся во времена обороны Одессы в 1941 году и представляющий собой обычный сельскохозяйств...

Тигр (лучший танк Германии)Тигр (лучший танк Германии)

Первый тяжелый серийный танк Германии Pz VI «Тигр» значительно превосходил все машины противника по бронированию и мощности вооружения вплоть до появл...

Танк Т-99Танк Т-99

Танк Т-99, или Type-99, или ZTZ-99 - основной боевой танк Китайской народно-совободительной армии третьего поколения. По тактико-техническим характери...

Загрузка...
Комментарии

Panzer
20 июля 2011 11:05
кое-что не знал

stockton
20 июля 2011 12:04
спасибо, интересно!

diadia_sid
20 июля 2011 13:10
познавательно. спасибо.=)

BO}I{bIK
20 июля 2011 15:47
На нижнем фото справа виднеется гусеница и часть корпуса танка КВ

BarsicheG
21 июля 2011 11:51
Цитата: BO}I{bIK
На нижнем фото справа виднеется гусеница и часть корпуса танка КВ

Да ты что??? А почему не КВ-3, или КВ-1С???))
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Вторник, 23 Мая
USD 1.8524
EUR 2.0834
RUB 0.0327
Fly333379 1 минут назад
Цитата: Mab
Заболеть можно если съесть мозг больного куру.

будешь клевать людям мозг умрешь к хуям....
западная ведьма 9 минут назад
Цитата: Red_Army
Так это объяснить нельзя?
Это либо видишь либо нет?

я думаю,так..
Red_Army 10 минут назад Так это объяснить нельзя?
Это либо видишь либо нет?
Хоть убейте мазню вижу.
vitut 13 минут назад
Цитата: Mab
Отлично для 8-го десятка!

нет, родной, эта форма психоза называется синдром Гурченко. Постыдный старческий ментальный недуг. Хуже только эксгибиционисты. Или эксгибиционисты с синдромом Гурченко, типа Мадонны.
западная ведьма 15 минут назад Red_Army,
минимальное,увы!
Mab 15 минут назад Жаль. гном_Вася 16 минут назад
Цитата: Vadik_K
для тебя пососать письку это как чаю попить

Цитата: Mab
Я никогда ничего такого не сосал

ох, Маб, ну ты выдал
Mab 17 минут назад Заболеть можно если съесть мозг больного куру.
Прионная этимология не отвечает на вопрос как появился первый заболевший куру.
Новости от партнеров