РЕКЛАМА

Загрузка...

Об ужасах в корейском искусстве

"Слово из трех букв, первая «Ха»
Если вы все еще гордитесь своей печальной рожей, если уверены, что счастье – удел дебилов, если для вас русская культура — это про боль и слезы, то я вам сейчас кое-что расскажу про суровую корейскую интеллигенцию, и вы поймете, что наша достоевщина — это просто Голливуд по сравнению с их национальным культурным кодом.
Ключевое слово в корейской культуре — это слово «хан». На русский его можно переводить в меру своей испорченности — от изысканного «неизбывная печаль» до простого и ясного «полный пц».

Об ужасах в корейском искусстве


Чтобы понять, что такое «хан», представьте себе, что все у вас хорошо, ваши родные и близкие — счастливые зайчики, которые весело скачут по своим уютным полянкам и неимоверно друг друга любят. И вот сначала погибает в авиакатастрофе ваша жена. Потом гопники насилуют, а заодно заражают СПИДом вашу дочь. Затем машина сбивает любимую собачку. Наконец, доходит очередь и до вас - врачи диагностируют рак. А за десять минут до занавеса на всех, оставшихся в живых еще и наваливается понос. И никакого хэппи-энда.

В корейском самосознании бессмысленное, не омраченное никакой уважительной причиной страдание — это не сбой программы, а свидетельство ее жизнеспособности. Страшное горе, способное убить наповал даже русского, не говоря уже про немца, для корейца — такая же часть полноценная жизни, как свадьба или рождение ребенка. Поэтому столь заметная часть корейской литературы, серьезного кино и даже мыльных опер — о том, как все умерли в страшных мучениях.

– Вообще-то корейцы простые как батон. В них преобладает такое здоровое народное начало, они, что называется, не парятся, поэтому и сумели выжить сначала под китайским владычеством, потом под японским, – считает Татьяна Габрусенко, доктор исторических наук, профессор университета Корё. - Вот Псай, например, с его «Гангам стайлом» – типичный кореец. Но в то же время в XX веке в здешней национальной культуре складывается особый эмоциональный фон. Писатели, художники, а затем и режиссеры решили, что только страдания и печаль достойны изображения. Это чувства изысканные, утонченные, на которые не все способны. А здоровыми и веселыми могут быть только неотесанные мужики. Отчасти «хан» стал инструментом самовозвышения корейской творческой интеллигенции над обывателем.

- То есть это исключительно искусственное явление?

- Я бы не сказала. Если посмотреть корейские народные сказки, там тоже хватает «хана». Видимо интеллектуалы взяли эту традицию из народного сознания, но развили до гипертрофированных масштабов.

Рассказываю корейскую народную сказку про хан.

Жила-была одна баба, овдовела и стал к ней один мужик приставать — выходи за меня замуж. А по корейским традициям выходить второй раз замуж даже вдовам — позор. И вот она футболила его, динамила, но он ни в какую — пристал, как банный лист. «Ну, хорошо, - говорит баба, - вот ты сейчас уходишь на войну. Давай я за это время башню построю. Успею — ты от меня отстанешь навсегда. А не успею — выхожу за тебя замуж». Ушел мужик на войну. Возвращается — башня стоит, баба как раз час назад последний кирпич положила. «Ну вот – говорит она. – Я свое дело сделала, теперь чтоб больше ты мне на глаза не попадался». – «А вот и не сделала!» – «Почему?!» – «Смотри, у тебя пыль на фартуке, смахнуть не успела». Баба признала свое поражение. И пока мужик к свадьбе готовился, пошла — и утопилась.

«Пошла и утопилась...», «пошел и повесился...», «пошли и бросились с обрыва...» – очень распространенный финал многих корейских народных сказок, а затем — романов, фильмов и даже комиксов. И в отличие от японской саппуки, эта смерть — не ради сохранения чести, а ради гармонии всеобщего страдания.

Однажды Татьяна Габрусенко даже написала исследование о роли сломанной ноги в корейской литературе.

– Причем нога почти всегда ломается об автомобиль, – рассказывает Татьяна. - Первый раз этот образ встречается в 30-е годы в рассказе «Вон Бо» писателя Ли Ги Ена, который, кстати, станет потом председателем союза писателей КНДР. У него герой приезжает в город и попадает там под машину (что, кстати, в Корее начала XX века было так же непросто, как сегодня угодить под неудачно стартовавшую космическую ракету). Со сломанной ногой герой оказывается в больнице, где долго и мучительно умирает. Там он встречает такого же умирающего коммуниста и познает истинное учение и смысл жизни. В результате — встречает смерть просветленным. Этот прием с ногой и машиной мне потом попадался как минимум в трех рассказах северокорейских писателей, а также в очень популярном кино «Судьбы Кым Хи и Ын Хи» - про двух сестер-близняшек. Одна из них отправляется жить на север и становится там звездой народной культуры, а другая оказывается на юге, где попадает под машину и ломает ногу. И я уж было подумала, что это такое свойство именно северокорейской культуры, но потом взялась за юг, и оказалось, что там тоже этого добра хватает.

Возможно, образ автомобиля-преследователя — это визуализация того шока от насильственной модернизации, которую страна пережила в первой половине XX века. Ведь прогресс пришел в Корею на штыках, во время японской оккупации. Появились заводы, города, люди стали перемещаться из привычного деревенского мира во враждебный городской, где совсем другая мораль, где ложь, насилие и самоходные колесницы. Можно, наверное, вспомнить трамвай как образ смерти в литературе русской.

Теперь я знаю, почему корейское серьезное и даже не очень серьезное кино такое убийственно депрессивное. Теперь я понимаю, откуда этот пакчхонуковский «Олдбой», который сначала 15 лет в полном недоумении сидит в тюрьме, потом нечаянно вступает в половую связь со своей дочерью, а затем в приступе стыда отрезает себе язык.

Но к чему весь этот сумбур вместо музыки? А к тому, что даже в области неизбывного страдания мы далеко не самые крутые. Так что нечего выпендриваться. Смирись, гордый человек. Займись делом."
1
1271
6 мая 2013
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
Правила жизни Анджелины ДжолиПравила жизни Анджелины Джоли

Татуировки, кровь и шрамы — вот из чего я сделана.Мне не нужен психоаналитик. Роли, которые я выбираю, — вот мой психоаналитик....

Женщины разных поколений о первом сексеЖенщины разных поколений о первом сексе

В Германии вышла книга Джутты Вей, в которой она поместила откровения 22 женщин, представительниц 4 поколений, об их первом половом сношении. Издание...

Порно-месть не удаласьПорно-месть не удалась

Очередной показательный случай из жизни неверных жён и мстительных мужей. Некий 40-летний мужчина из российского Троицка поймал на измене 19-летнюю же...

Загрузка...
Комментарии

warrcan
7 мая 2013 12:04
Народные, настоящие народные, а не редактура братьев Гримм и прочих. Тоже очень жестокие и кровавые.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Понедельник, 29 Мая
USD 1.8598
EUR 2.0868
RUB 0.0328
Новости от партнеров