РЕКЛАМА

Загрузка...


не поленитесь прочитать. Воспоминания женщин-ветеранов из книги Светланы Алексиевич.

"Как нас встретила Родина? Без рыданий не могу...
Сорок лет прошло, а до сих пор щеки горят. Мужчины молчали, а женщины... Они кричали нам: "Знаем, чем вы там занимались! Завлекали молодыми п... наших мужиков. Фронтовые б... Сучки военные..." Оскорбляли по-всякому... Словарь русский богатый... Провожает меня парень с танцев, мне вдруг плохо-плохо, сердце затарахтит. Иду-иду и сяду в сугроб. "Что с тобой?" - "Да ничего. Натанцевалась". А это - мои два ранения... Это - война... А надо учиться быть нежной. Быть слабой и хрупкой, а ноги в сапогах разносились - сороковой размер. Непривычно, чтобы кто-то меня обнял. Привыкла сама отвечать за себя. Ласковых слов ждала, но их не понимала. Они мне, как детские. На фронте среди мужчин - крепкий русский мат. К нему привыкла. Подруга меня учила, она в библиотеке работала: "Читай стихи. Есенина читай".

Продолжение под катом' />

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


не поленитесь прочитать. Воспоминания женщин-ветеранов из книги Светланы Алексиевич.

"Как нас встретила Родина? Без рыданий не могу...
Сорок лет прошло, а до сих пор щеки горят. Мужчины молчали, а женщины... Они кричали нам: "Знаем, чем вы там занимались! Завлекали молодыми п... наших мужиков. Фронтовые б... Сучки военные..." Оскорбляли по-всякому... Словарь русский богатый... Провожает меня парень с танцев, мне вдруг плохо-плохо, сердце затарахтит. Иду-иду и сяду в сугроб. "Что с тобой?" - "Да ничего. Натанцевалась". А это - мои два ранения... Это - война... А надо учиться быть нежной. Быть слабой и хрупкой, а ноги в сапогах разносились - сороковой размер. Непривычно, чтобы кто-то меня обнял. Привыкла сама отвечать за себя. Ласковых слов ждала, но их не понимала. Они мне, как детские. На фронте среди мужчин - крепкий русский мат. К нему привыкла. Подруга меня учила, она в библиотеке работала: "Читай стихи. Есенина читай".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Под Сталинградом... Тащу я двух раненых. Одного протащу - оставляю, потом - другого. И так тяну их по очереди, потому что очень тяжелые раненые, их нельзя оставлять, у обоих, как это проще объяснить, высоко отбиты ноги, они истекают кровью. Тут минута дорога, каждая минута. И вдруг, когда я подальше от боя отползла, меньше стало дыма, вдруг я обнаруживаю, что тащу одного нашего танкиста и одного немца... Я была в ужасе: там наши гибнут, а я немца спасаю. Я была в панике... Там, в дыму, не разобралась... Вижу: человек умирает, человек кричит... А-а-а... Они оба обгоревшие, черные. Одинаковые. А тут я разглядела: чужой медальон, чужие часы, все чужое. Эта форма проклятая. И что теперь? Тяну нашего раненого и думаю: "Возвращаться за немцем или нет?" Я понимала, что если я его оставлю, то он скоро умрет. От потери крови... И я поползла за ним. Я продолжала тащить их обоих... Это же Сталинград... Самые страшные бои. Самые-самые. Моя ты бриллиантовая... Не может быть одно сердце для ненависти, а второе - для любви. У человека оно одно".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Муж был старшим машинистом, а я машинистом. Четыре года в теплушке ездили, и сын вместе с нами. Он у меня за всю войну даже кошку не видел. Когда поймал под Киевом кошку, наш состав страшно бомбили, налетело пять самолетов, а он обнял ее: "Кисанька милая, как я рад, что я тебя увидел. Я не вижу никого, ну, посиди со мной. Дай я тебя поцелую". Ребенок... У ребенка все должно быть детское... Он засыпал со словами: "Мамочка, у нас есть кошка. У нас теперь настоящий дом".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Я до Берлина с армией дошла... Вернулась в свою деревню с двумя орденами Славы и медалями. Пожила три дня, а на четвертый мама поднимает меня с постели и говорит: "Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи... Уходи... У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами... " Не трогайте мою душу. Напишите, как другие, о моих наградах..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"У меня было ночное дежурство... Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан... Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет... Не дотянет до утра... Спрашиваю его: "Ну, как? Чем тебе помочь?" Никогда не забуду... Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: "Расстегни халат... Покажи мне свою грудь... Я давно не видел жену..." Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"И у меня впервые в жизни случилось... Наше... Женское... Увидела я у себя кровь, как заору:
- Меня ранило...
В разведке с нами был фельдшер, уже пожилой мужчина. Он ко мне:
- Куда ранило?
- Не знаю куда... Но кровь...
Мне он, как отец, все рассказал... Я ходила в разведку после войны лет пятнадцать. Каждую ночь. И сны такие: то у меня автомат отказал, то нас окружили. Просыпаешься - зубы скрипят. Вспоминаешь - где ты? Там или здесь?"

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Вернулась с войны седая. Двадцать один год, а я вся беленькая. У меня тяжелое ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: "Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь". Брат на фронте погиб. Она плакала: "Одинаково теперь - рожай девочек или мальчиков".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"А я другое скажу... Самое страшное для меня на войне - носить мужские трусы. Вот это было страшно. И это мне как-то... Я не выражусь... Ну, во-первых, очень некрасиво... Ты на войне, собираешься умереть за Родину, а на тебе мужские трусы. В общем, ты выглядишь смешно. Нелепо. Мужские трусы тогда носили длинные. Широкие. Шили из сатина. Десять девочек в нашей землянке, и все они в мужских трусах. О, Боже мой! Зимой и летом. Четыре года... Перешли советскую границу... Добивали, как говорил на политзанятиях наш комиссар, зверя в его собственной берлоге. Возле первой польской деревни нас переодели, выдали новое обмундирование и... И! И! И! Привезли в первый раз женские трусы и бюстгальтеры. За всю войну в первый раз. Ха-а-а... Ну, понятно... Мы увидели нормальное женское белье... Почему не смеешься? Плачешь... Ну, почему?"

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"И пока меня нашли, я сильно отморозила ноги. Меня, видимо, снегом забросало, но я дышала, и образовалось в снегу отверстие... Такая трубка... Нашли меня санитарные собаки. Разрыли снег и шапку-ушанку мою принесли. Там у меня был паспорт смерти, у каждого были такие паспорта: какие родные, куда сообщать. Меня откопали, положили на плащ-палатку, был полный полушубок крови... Но никто не обратил внимания на мои ноги... Шесть месяцев я лежала в госпитале. Хотели ампутировать ногу, ампутировать выше колена, потому что начиналась гангрена. И я тут немножко смалодушничала, не хотела оставаться жить калекой. Зачем мне жить? Кому я нужна? Ни отца, ни матери. Обуза в жизни. Ну, кому я нужна, обрубок! Задушусь..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Нам сказали одеть все военное, а я метр пятьдесят. Влезла в брюки, и девочки меня наверху ими завязали".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"У нас попала в плен медсестра... Через день, когда мы отбили ту деревню, везде валялись мертвые лошади, мотоциклы, бронетранспортеры. Нашли ее: глаза выколоты, грудь отрезана... Ее посадили на кол... Мороз, и она белая-белая, и волосы все седые. Ей было девятнадцать лет. В рюкзаке у нее мы нашли письма из дома и резиновую зеленую птичку. Детскую игрушку..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Мужчины разложат костер на остановке, трясут вшей, сушатся. А нам где? Побежим за какое-нибудь укрытие, там и раздеваемся. У меня был свитерочек вязаный, так вши сидели на каждом миллиметре, в каждой петельке. Посмотришь, затошнит. Вши бывают головные, платяные, лобковые... У меня были они все..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Мы были счастливы, когда доставали котелок воды вымыть голову. Если долго шли, искали мягкой травы. Рвали ее и ноги... Ну, понимаете, травой смывали... Мы же свои особенности имели, девчонки... Армия об этом не подумала... Ноги у нас зеленые были... Хорошо, если старшина был пожилой человек и все понимал, не забирал из вещмешка лишнее белье, а если молодой, обязательно выбросит лишнее. А какое оно лишнее для девчонок, которым надо бывает два раза в день переодеться. Мы отрывали рукава от нижних рубашек, а их ведь только две. Это только четыре рукава..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Идем... Человек двести девушек, а сзади человек двести мужчин. Жара стоит. Жаркое лето. Марш бросок - тридцать километров. Жара дикая... И после нас красные пятна на песке... Следы красные... Ну, дела эти... Наши... Как ты тут что спрячешь? Солдаты идут следом и делают вид, что ничего не замечают... Не смотрят под ноги... Брюки на нас засыхали, как из стекла становились. Резали. Там раны были, и все время слышался запах крови. Нам же ничего не выдавали... Мы сторожили: когда солдаты повесят на кустах свои рубашки. Пару штук стащим... Они потом уже догадывались, смеялись: "Старшина, дай нам другое белье. Девушки наше забрали". Ваты и бинтов для раненых не хватало... А не то, что... Женское белье, может быть, только через два года появилось. В мужских трусах ходили и майках... Ну, идем... В сапогах! Ноги тоже сжарились. Идем... К переправе, там ждут паромы. Добрались до переправы, и тут нас начали бомбить. Бомбежка страшнейшая, мужчины - кто куда прятаться. Нас зовут... А мы бомбежки не слышим, нам не до бомбежки, мы скорее в речку. К воде... Вода! Вода! И сидели там, пока не отмокли... Под осколками... Вот оно... Стыд был страшнее смерти. И несколько девчонок в воде погибло..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Ноги пропали... Ноги отрезали... Спасали меня там же, в лесу... Операция была в самых примитивных условиях. Положили на стол оперировать, и даже йода не было, простой пилой пилили ноги, обе ноги... Положили на стол, и нет йода. За шесть километров в другой партизанский отряд поехали за йодом, а я лежу на столе. Без наркоза. Без... Вместо наркоза - бутылка самогонки. Ничего не было, кроме обычной пилы... Столярной... У нас был хирург, он сам тоже без ног, он говорил обо мне, это другие врачи передали: "Я преклоняюсь перед ней. Я столько мужчин оперировал, но таких не видел. Не вскрикнет". Я держалась... Я привыкла быть на людях сильной..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить
история Вторая Мировая
13
5939
8 июня 2013
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
Хит-парад его вопросов (с правильными ответами)Хит-парад его вопросов (с правильными ответами)

ОН Ну, как я был?Правильный Ответ Ты – лучший!ОН Как дела, что делаешь?ПО Все хорошо, думаю о тебе!ОН Что делаешь сегодня вечером?ПО Встречаюсь с тоб...

Снайпер Мария КатаеваСнайпер Мария Катаева

Когда меня только-только сделали командиром отделения, ночью в два часа приходит ординарец. Дежурная кричит: «Катаева, к выходу!» Недоумеваю, что тако...

«Меня спас телефонный звонок отца»

Молодой человек вышел на улицу из метро, чтобы поговорить по телефону, и в это время прогремел взрыв....

Почему курящие меня бесят

Курить или не курить - лично дело каждого. Главное, не мешать друг другу. Некурящие курящим прямо мешать не могут, косвенно мешает общество, которое в...

Загрузка...
Комментарии

kalyan
8 июня 2013 15:26
сильно!

Stonebridge
8 июня 2013 15:41
Сильно

Romas
8 июня 2013 16:32
Сильно

tickover
8 июня 2013 17:19
Четвертая снизу - участница антисоветского восстания в Венгрии. Она на войне не была.

Вадим Бананов
8 июня 2013 17:59
tickover,
точно, сразу фотку узнал

http://polemika.com.ua/news-104244.html

ilyuxa
8 июня 2013 18:44
kalyan,
Stonebridge,
Romas,
сильно

stord
8 июня 2013 19:21
вышибло слезу

h1pp0
9 июня 2013 10:23
на любой войне слезы... а не только у русской армии...

i-ladno
9 июня 2013 11:15
stord,
согласен.девушки не для войны...

h1pp0,
ну ты и мудак....
stord,
согласен

h1pp0
9 июня 2013 12:39
i-ladno,
походу ты мудак... я о том, что на всех войнах, у всех народов слезы... а ты видимо настолько туп, что даже не смог осилить простой фразы, вот тебе более понятное изречение - война, плохо! понятно?

Whitenoise81
9 июня 2013 12:56
Помимо работы медсестрами, у девушек на войне были и другие обязанности. И глупо это отрицать.
"У меня было ночное дежурство... Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан... Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет... Не дотянет до утра... Спрашиваю его: "Ну, как? Чем тебе помочь?" Никогда не забуду... Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: "Расстегни халат... Покажи мне свою грудь... Я давно не видел жену..." Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице..."
Где-то я уже это видел. ААА, у Михалкова в Пердстоянии - аффтар пешы исчо этот бред, все выдумано идеолухами. Обычно о таких вещах не пишут, ибо у людей есть какой-то стыд и чувство приличия.

Chuvak
9 июня 2013 13:26
Whitenoise81, блядина опповская растявкалась, настолько ненавидит своё прошлое, что готов даже на своих предков клеветать. Не белорус, а проплаченый кусок дерьма

Eternity
9 июня 2013 15:01
война это всегда печально, и не нам судить кто и чем там занимался. у каждого была своя роль.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Пятница, 24 Февраля
USD 1.8754
EUR 1.9782
RUB 0.0324
Vamos 27 минут назад В 10 - сэкономил на омывайке.... dianest 33 минут назад
Цитата: 7Юрий
Я жеву и работаю возле майдана, это все было на моих глазах, от начала и до конца. Я что хочу сказать, что всякий бред пишут за этот майдан, а по сути там началось с того что кто-то захотел чтоб люди начали высказывать свое ФЭ, начали выводить целыми колоннами студентов, это кому-то надо было, потом вроде день второй пошатались и собирались расходится по домам, это уже ушол а кто уже утром собирался уходить, и все. Потом ночью началась жестокая зачистка, били всех, бил беркут, тетушки, били всех кто просто проходил по соседним улочкам. Люди, студенты, прятались где кто мог, многие бежали в сафиевскую церковь где их и спасли, беркут гнался до ворот софиевская церкви и перед носом у беркута закрыли ворота и били в колокола, беркут отступил. Вроде как из студентов была убита девушка, по слухам. После этой жестокой расправы вышли простые люди

ты несешь хyйню. жЕвал он на майдане, ага. Хронология событий расписана по минутам, что , кто и когда. В интернете тысяча видео.
а ты нам тут втираешь про простой народ, ага, простой народ поставил сотни палаток, толчков понаставил, организовал свет и связь, а потом внезапно появились камни, бутылки с зажигательной смесью и под конец оружие. Это простой народ жег омон и выбивал глаза.
Цитата: 7Юрий
ИМЕННО ПРОСТЫЕ ЛЮДИ!!!! Не Обама, Не националисты, не фашисты, не кто!!!! Простые люди вышли за студентов, за себя, за свое будущее.

не надрывайся. Как сейчас, в будущем? Добра жить стали? особенно простые люди?
Vamos 35 минут назад Это трындец..... Vamos 38 минут назад После этих фото понимаешь - меньше знаешь, крепче спишь:))) Vamos 41 минут назад На кладбище - эти фото возмущают больше всех!!!!! Vamos 47 минут назад Пострадавшая до сих пор находится в психиатрической клинике, где её пытаются привести в себя от расстройства психики на почве травматического стресса.

Два года!!!!!! Эта - не Шкурыгина...
Vamos 53 минут назад
Кенгуру не пукают

Они просто лопаются;)))))
Sерый17. 84 минут назад
Беженцы в массовом порядке распродают почки и доли печени
Обычно это люди, которые бежали налегке.

Значит, теперь им еще легче будет бежать .
Печальная история
:(
Новости от партнеров

ИНТЕРЕСНОЕ:

Загрузка...
Сейчас на сайте
41 пользователь, 923 гостя