РЕКЛАМА

Загрузка...


не поленитесь прочитать. Воспоминания женщин-ветеранов из книги Светланы Алексиевич.

"Как нас встретила Родина? Без рыданий не могу...
Сорок лет прошло, а до сих пор щеки горят. Мужчины молчали, а женщины... Они кричали нам: "Знаем, чем вы там занимались! Завлекали молодыми п... наших мужиков. Фронтовые б... Сучки военные..." Оскорбляли по-всякому... Словарь русский богатый... Провожает меня парень с танцев, мне вдруг плохо-плохо, сердце затарахтит. Иду-иду и сяду в сугроб. "Что с тобой?" - "Да ничего. Натанцевалась". А это - мои два ранения... Это - война... А надо учиться быть нежной. Быть слабой и хрупкой, а ноги в сапогах разносились - сороковой размер. Непривычно, чтобы кто-то меня обнял. Привыкла сама отвечать за себя. Ласковых слов ждала, но их не понимала. Они мне, как детские. На фронте среди мужчин - крепкий русский мат. К нему привыкла. Подруга меня учила, она в библиотеке работала: "Читай стихи. Есенина читай".

Продолжение под катом' />

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


не поленитесь прочитать. Воспоминания женщин-ветеранов из книги Светланы Алексиевич.

"Как нас встретила Родина? Без рыданий не могу...
Сорок лет прошло, а до сих пор щеки горят. Мужчины молчали, а женщины... Они кричали нам: "Знаем, чем вы там занимались! Завлекали молодыми п... наших мужиков. Фронтовые б... Сучки военные..." Оскорбляли по-всякому... Словарь русский богатый... Провожает меня парень с танцев, мне вдруг плохо-плохо, сердце затарахтит. Иду-иду и сяду в сугроб. "Что с тобой?" - "Да ничего. Натанцевалась". А это - мои два ранения... Это - война... А надо учиться быть нежной. Быть слабой и хрупкой, а ноги в сапогах разносились - сороковой размер. Непривычно, чтобы кто-то меня обнял. Привыкла сама отвечать за себя. Ласковых слов ждала, но их не понимала. Они мне, как детские. На фронте среди мужчин - крепкий русский мат. К нему привыкла. Подруга меня учила, она в библиотеке работала: "Читай стихи. Есенина читай".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Под Сталинградом... Тащу я двух раненых. Одного протащу - оставляю, потом - другого. И так тяну их по очереди, потому что очень тяжелые раненые, их нельзя оставлять, у обоих, как это проще объяснить, высоко отбиты ноги, они истекают кровью. Тут минута дорога, каждая минута. И вдруг, когда я подальше от боя отползла, меньше стало дыма, вдруг я обнаруживаю, что тащу одного нашего танкиста и одного немца... Я была в ужасе: там наши гибнут, а я немца спасаю. Я была в панике... Там, в дыму, не разобралась... Вижу: человек умирает, человек кричит... А-а-а... Они оба обгоревшие, черные. Одинаковые. А тут я разглядела: чужой медальон, чужие часы, все чужое. Эта форма проклятая. И что теперь? Тяну нашего раненого и думаю: "Возвращаться за немцем или нет?" Я понимала, что если я его оставлю, то он скоро умрет. От потери крови... И я поползла за ним. Я продолжала тащить их обоих... Это же Сталинград... Самые страшные бои. Самые-самые. Моя ты бриллиантовая... Не может быть одно сердце для ненависти, а второе - для любви. У человека оно одно".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Муж был старшим машинистом, а я машинистом. Четыре года в теплушке ездили, и сын вместе с нами. Он у меня за всю войну даже кошку не видел. Когда поймал под Киевом кошку, наш состав страшно бомбили, налетело пять самолетов, а он обнял ее: "Кисанька милая, как я рад, что я тебя увидел. Я не вижу никого, ну, посиди со мной. Дай я тебя поцелую". Ребенок... У ребенка все должно быть детское... Он засыпал со словами: "Мамочка, у нас есть кошка. У нас теперь настоящий дом".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Я до Берлина с армией дошла... Вернулась в свою деревню с двумя орденами Славы и медалями. Пожила три дня, а на четвертый мама поднимает меня с постели и говорит: "Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи... Уходи... У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами... " Не трогайте мою душу. Напишите, как другие, о моих наградах..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"У меня было ночное дежурство... Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан... Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет... Не дотянет до утра... Спрашиваю его: "Ну, как? Чем тебе помочь?" Никогда не забуду... Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: "Расстегни халат... Покажи мне свою грудь... Я давно не видел жену..." Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"И у меня впервые в жизни случилось... Наше... Женское... Увидела я у себя кровь, как заору:
- Меня ранило...
В разведке с нами был фельдшер, уже пожилой мужчина. Он ко мне:
- Куда ранило?
- Не знаю куда... Но кровь...
Мне он, как отец, все рассказал... Я ходила в разведку после войны лет пятнадцать. Каждую ночь. И сны такие: то у меня автомат отказал, то нас окружили. Просыпаешься - зубы скрипят. Вспоминаешь - где ты? Там или здесь?"

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Вернулась с войны седая. Двадцать один год, а я вся беленькая. У меня тяжелое ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: "Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь". Брат на фронте погиб. Она плакала: "Одинаково теперь - рожай девочек или мальчиков".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"А я другое скажу... Самое страшное для меня на войне - носить мужские трусы. Вот это было страшно. И это мне как-то... Я не выражусь... Ну, во-первых, очень некрасиво... Ты на войне, собираешься умереть за Родину, а на тебе мужские трусы. В общем, ты выглядишь смешно. Нелепо. Мужские трусы тогда носили длинные. Широкие. Шили из сатина. Десять девочек в нашей землянке, и все они в мужских трусах. О, Боже мой! Зимой и летом. Четыре года... Перешли советскую границу... Добивали, как говорил на политзанятиях наш комиссар, зверя в его собственной берлоге. Возле первой польской деревни нас переодели, выдали новое обмундирование и... И! И! И! Привезли в первый раз женские трусы и бюстгальтеры. За всю войну в первый раз. Ха-а-а... Ну, понятно... Мы увидели нормальное женское белье... Почему не смеешься? Плачешь... Ну, почему?"

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"И пока меня нашли, я сильно отморозила ноги. Меня, видимо, снегом забросало, но я дышала, и образовалось в снегу отверстие... Такая трубка... Нашли меня санитарные собаки. Разрыли снег и шапку-ушанку мою принесли. Там у меня был паспорт смерти, у каждого были такие паспорта: какие родные, куда сообщать. Меня откопали, положили на плащ-палатку, был полный полушубок крови... Но никто не обратил внимания на мои ноги... Шесть месяцев я лежала в госпитале. Хотели ампутировать ногу, ампутировать выше колена, потому что начиналась гангрена. И я тут немножко смалодушничала, не хотела оставаться жить калекой. Зачем мне жить? Кому я нужна? Ни отца, ни матери. Обуза в жизни. Ну, кому я нужна, обрубок! Задушусь..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Нам сказали одеть все военное, а я метр пятьдесят. Влезла в брюки, и девочки меня наверху ими завязали".

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"У нас попала в плен медсестра... Через день, когда мы отбили ту деревню, везде валялись мертвые лошади, мотоциклы, бронетранспортеры. Нашли ее: глаза выколоты, грудь отрезана... Ее посадили на кол... Мороз, и она белая-белая, и волосы все седые. Ей было девятнадцать лет. В рюкзаке у нее мы нашли письма из дома и резиновую зеленую птичку. Детскую игрушку..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Мужчины разложат костер на остановке, трясут вшей, сушатся. А нам где? Побежим за какое-нибудь укрытие, там и раздеваемся. У меня был свитерочек вязаный, так вши сидели на каждом миллиметре, в каждой петельке. Посмотришь, затошнит. Вши бывают головные, платяные, лобковые... У меня были они все..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Мы были счастливы, когда доставали котелок воды вымыть голову. Если долго шли, искали мягкой травы. Рвали ее и ноги... Ну, понимаете, травой смывали... Мы же свои особенности имели, девчонки... Армия об этом не подумала... Ноги у нас зеленые были... Хорошо, если старшина был пожилой человек и все понимал, не забирал из вещмешка лишнее белье, а если молодой, обязательно выбросит лишнее. А какое оно лишнее для девчонок, которым надо бывает два раза в день переодеться. Мы отрывали рукава от нижних рубашек, а их ведь только две. Это только четыре рукава..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Идем... Человек двести девушек, а сзади человек двести мужчин. Жара стоит. Жаркое лето. Марш бросок - тридцать километров. Жара дикая... И после нас красные пятна на песке... Следы красные... Ну, дела эти... Наши... Как ты тут что спрячешь? Солдаты идут следом и делают вид, что ничего не замечают... Не смотрят под ноги... Брюки на нас засыхали, как из стекла становились. Резали. Там раны были, и все время слышался запах крови. Нам же ничего не выдавали... Мы сторожили: когда солдаты повесят на кустах свои рубашки. Пару штук стащим... Они потом уже догадывались, смеялись: "Старшина, дай нам другое белье. Девушки наше забрали". Ваты и бинтов для раненых не хватало... А не то, что... Женское белье, может быть, только через два года появилось. В мужских трусах ходили и майках... Ну, идем... В сапогах! Ноги тоже сжарились. Идем... К переправе, там ждут паромы. Добрались до переправы, и тут нас начали бомбить. Бомбежка страшнейшая, мужчины - кто куда прятаться. Нас зовут... А мы бомбежки не слышим, нам не до бомбежки, мы скорее в речку. К воде... Вода! Вода! И сидели там, пока не отмокли... Под осколками... Вот оно... Стыд был страшнее смерти. И несколько девчонок в воде погибло..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


"Ноги пропали... Ноги отрезали... Спасали меня там же, в лесу... Операция была в самых примитивных условиях. Положили на стол оперировать, и даже йода не было, простой пилой пилили ноги, обе ноги... Положили на стол, и нет йода. За шесть километров в другой партизанский отряд поехали за йодом, а я лежу на столе. Без наркоза. Без... Вместо наркоза - бутылка самогонки. Ничего не было, кроме обычной пилы... Столярной... У нас был хирург, он сам тоже без ног, он говорил обо мне, это другие врачи передали: "Я преклоняюсь перед ней. Я столько мужчин оперировал, но таких не видел. Не вскрикнет". Я держалась... Я привыкла быть на людях сильной..."

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить
история Вторая Мировая
13
5861
8 июня 2013
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
Хит-парад его вопросов (с правильными ответами)Хит-парад его вопросов (с правильными ответами)

ОН Ну, как я был?Правильный Ответ Ты – лучший!ОН Как дела, что делаешь?ПО Все хорошо, думаю о тебе!ОН Что делаешь сегодня вечером?ПО Встречаюсь с тоб...

Снайпер Мария КатаеваСнайпер Мария Катаева

Когда меня только-только сделали командиром отделения, ночью в два часа приходит ординарец. Дежурная кричит: «Катаева, к выходу!» Недоумеваю, что тако...

«Меня спас телефонный звонок отца»

Молодой человек вышел на улицу из метро, чтобы поговорить по телефону, и в это время прогремел взрыв....

Почему курящие меня бесят

Курить или не курить - лично дело каждого. Главное, не мешать друг другу. Некурящие курящим прямо мешать не могут, косвенно мешает общество, которое в...

Загрузка...
Комментарии

kalyan
8 июня 2013 15:26
сильно!

Stonebridge
8 июня 2013 15:41
Сильно

Romas
8 июня 2013 16:32
Сильно

tickover
8 июня 2013 17:19
Четвертая снизу - участница антисоветского восстания в Венгрии. Она на войне не была.

Вадим Бананов
8 июня 2013 17:59
tickover,
точно, сразу фотку узнал

http://polemika.com.ua/news-104244.html

ilyuxa
8 июня 2013 18:44
kalyan,
Stonebridge,
Romas,
сильно

stord
8 июня 2013 19:21
вышибло слезу

h1pp0
9 июня 2013 10:23
на любой войне слезы... а не только у русской армии...

i-ladno
9 июня 2013 11:15
stord,
согласен.девушки не для войны...

h1pp0,
ну ты и мудак....
stord,
согласен

h1pp0
9 июня 2013 12:39
i-ladno,
походу ты мудак... я о том, что на всех войнах, у всех народов слезы... а ты видимо настолько туп, что даже не смог осилить простой фразы, вот тебе более понятное изречение - война, плохо! понятно?

Whitenoise81
9 июня 2013 12:56
Помимо работы медсестрами, у девушек на войне были и другие обязанности. И глупо это отрицать.
"У меня было ночное дежурство... Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан... Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет... Не дотянет до утра... Спрашиваю его: "Ну, как? Чем тебе помочь?" Никогда не забуду... Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: "Расстегни халат... Покажи мне свою грудь... Я давно не видел жену..." Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице..."
Где-то я уже это видел. ААА, у Михалкова в Пердстоянии - аффтар пешы исчо этот бред, все выдумано идеолухами. Обычно о таких вещах не пишут, ибо у людей есть какой-то стыд и чувство приличия.

Chuvak
9 июня 2013 13:26
Whitenoise81, блядина опповская растявкалась, настолько ненавидит своё прошлое, что готов даже на своих предков клеветать. Не белорус, а проплаченый кусок дерьма

Eternity
9 июня 2013 15:01
война это всегда печально, и не нам судить кто и чем там занимался. у каждого была своя роль.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Четверг, 08 Декабря
USD 1.9746
EUR 2.1262
RUB 0.0312
BHy4ka 1 минут назад
Цитата: Issida

И, вообще, ты - врун! Говорил, что тебе не 14

я в конец запутался))) так, а сколько мне на самом деле? :))
я говорю - 14, почти 15! :) где я соврал? :))
Dimm1 1 минут назад Теперь о "моделях" мы знаем все ! ? gismo_2 2 минут назад
Цитата: alexic
впервые правильно буквы сложил в предложения и вник в суть? молодец, шанс на выздоровление есть, дерзай мальчик.

=))) Ты мне скажи, как слова могут лукавить. И желательно литературный источник.
aroy 3 минут назад
Цитата: dianest
ну кабы ты был немного в курсе, то знал, что царя свергли не большевики и власть захватили в начале тоже не большевики. керенский сбежал, а страна наводненная интервентами катилась в пропасть. Т.е сравнивать эти ситуации нельзя.

вот именно свергли не большевики. Большевики в это время находились заграницей, во всяком случае Ленин и по-моему Троцкий, т.е. вожди. Всю "рабботу" сделали за них другие, коммунисты просто воспользовались ситуацией. И самое главное на момент вооруженного захвата власти у них не было народной поддержки - даже простого большинства, т.е. народ никто не спросил хотят ли они видеть Ленина и К у руля. И последнее из своих "предвыборных" лозунгов (по памяти землю крестьянам и мир без контрибуций и территориальных уступок) коммунисты почти ничего не выполнили. Поэтому я и сравниваю эти ситуации - каким способом пришли к кормушке - таким же и ушли. все справедливо.
alexic 4 минут назад
Цитата: dianest
я смотрю ты тоже заглянул

dianest 5 минут назад
Цитата: gismo_2
О, а вот и ретроградствующие дебилы подтянулись. Без вас эта тема не будет такой шикарной.

я смотрю ты тоже заглянул
alexic 5 минут назад gismo_2,
впервые правильно буквы сложил в предложения и вник в суть? молодец, шанс на выздоровление есть, дерзай мальчик.
Dimm1 7 минут назад Действительно улыбнуло. Вот так, иногда, мы сами роем себе могилу.

И действительно, это видео вижу впервые.
Новости от партнеров

ИНТЕРЕСНОЕ:

Загрузка...
Сейчас на сайте
83 пользователя, 1451 гость