РЕКЛАМА

Загрузка...

До сих пор жители Бомбея в разговоре, когда речь идет о каких-нибудь событиях прошлого, употребляют выражения "когда взорвался пароход", "до взрыва" и "после взрыва". Это — память о печальных событиях апрельских дней военного сорок четвертого года, когда чудовищный взрыв разрушил часть города. И сейчас еще в восточной части Бомбея на улицах и в порту видны следы былых разрушений.' />

Катастрофы века: Форт Стайкин

Катастрофы века: Форт Стайкин

До сих пор жители Бомбея в разговоре, когда речь идет о каких-нибудь событиях прошлого, употребляют выражения "когда взорвался пароход", "до взрыва" и "после взрыва". Это — память о печальных событиях апрельских дней военного сорок четвертого года, когда чудовищный взрыв разрушил часть города. И сейчас еще в восточной части Бомбея на улицах и в порту видны следы былых разрушений.

Старожилы рассказывают, что в тот злополучный день за городом, с той стороны полуострова, где Малабарские Холмы, на полу своей хижины сидел старый сапожник-индиец... Вдруг крыша хижины дрогнула, и у ног старика воткнулся в землю, как ему показалось, кирпич. Старик схватился за "кирпич" и обжег руку. Это был раскаленный слиток золота весом 22 кг, один из 155, которые были рассеяны взрывом, когда на воздух взлетел английский пароход "Форт Стайкин". Позже, узнав в чем дело, честный сапожник сдал слиток портовым властям. Остальные слитки не были найдены.
--------------------------------------------

Английский грузовой пароход "Форт Стайкин", построенный в Канаде в 1942 г., — транспортное судно военного времени — имел вместимость чуть больше 7000 рег. т, длину 140 и ширину 19 м, паровую машину в 500 л. с. На судне были установлены два 12-фунтовых орудия и несколько пулеметов системы "Эрликон" для защиты от немецких сумбарин и самолетов. В мае 1942 года “Форт Стайкин” вышел в первый рейс. Его капитаном был 44-летний Александр Джеймс Найсмит, тихий и неразговорчивый человек.

Война была в самом разгаре. Командование союзников начало подготовку к массированному удару по японским войскам в Бирме.

24 февраля 1944 г. "Форт Стайкин", имея на борту военный груз, покинул английский порт Биркенхед, вышел в Атлантику, благополучно избежал встреч с немецкими подводными лодками, обогнул Африку и 30 марта прибыл в пакистанский порт Карачи. Здесь с парохода выгрузили несколько самолетов, которые перевозили на палубе разобранными, и кое-какое вооружение с боеприпасами.

Через несколько дней в чрево "Форта Стайкина" погрузили 8700 кип пенджабского хлопка, каучук, серу и другие грузы, в том числе 155 слитков золота весом по 22 кг на сумму 5 миллионов долларов. Хлопок — опасный груз. Когда он отсыревает, внутри него начинается химическая реакция, выделяется водород, воздух вокруг нагревается и может произойти самовозгорание. Это было безумие — грузить хлопок вместе с другими быстровоспламеняющимися веществами на судно, уже забитое взрывчаткой.

Капитан пытался выразить протест грузоотправителям, но его убедили в том, что он должен доставить грузы в Бомбей. Время было военное, и Найсмит знал, что каждое судно обязано полностью загрузиться, куда бы оно ни следовало.

После этого судно снялось с якоря и взяло курс на Бомбей, где в 11 часов 30 минут 12 апреля ошвартовалось у пирса No 1 в приливном док-бассейне "Виктория-Док". Капитан парохода, взяв портфель с документами, отправился в управление порта, где предъявил секретные документы. Из них явствовало, что судно необходимо как можно скорее разгрузить — на его борту находились, помимо названного груза, 1395 т сильных взрывчатых веществ и 300 т тринитротолуола.

Несмотря на срочность и важность документов, предъявленных капитаном "Форта Стайкина", выгрузку взрывчатки начали лишь через день, 14 апреля. Рано утром докеры стали выгружать тринитротолуол и боеприпасы из твиндеков трюма No 2 и кипы хлопка со дна того же трюма, уложенные под взрывчаткой.

В пятницу 14 апреля, когда наступило время обеда, был выгружен весь металлолом за исключением одного куска массой 3 тонны. Для этого требовались два крана. Кусок лежал поверх древесины, под которой были уложены кипы хлопка.

В 12 часов 30 минут был объявлен перерыв на обед.

В доке Виктория помимо “Форт Стайкина” стояли еще десять судов. В соседнем в Принсес-доке — девять. Пароход “Форт Кревье” был ошвартован у причала № 11.

В 12 часов 30 минут старпом парохода Урзуриага заметил, как что-то похожее на легкий дымок заструился из трюма № 2 “Форт Стайкина”. Немного позже третий помощник “Форт Кревье” Д. Прайтер и матрос первого класса Джонсон также заметили дым.

В 12 часов 30 минут матрос первого класса парохода “Иран”, ошвартованного у пирса № 9, направляясь на ленч, также обратил внимание на дым. Для большей уверенности второй раз он посмотрел в бинокль. Ему показалось, что дым идет из люка трюма № 2.

В 13 часов 30 минут помощник инспектора бомбейской городской полиции Критчелл увидел дым со своего поста, находившегося у Зеленых ворот при входе в док Виктория, недалеко от того места, где стоял “Форт Кревье”. Дым был довольно жидкий, и Критчеллу даже не пришло в голову, что на судне может быть пожар. Он вернулся к своим обязанностям и о дыме больше не вспоминал.

Тот, кто с расстояния 400 метров заметил дым, поднимающийся из чрева “Форт Стайкина”, не счел нужным поднимать тревогу. “Ведь если на судне и в самом деле пожар, — рассуждали они, — то на борту об этом так или иначе знают”.

Однако, как ни странно, те, кто находились на “Форт Стайкине”, долгое время дыма не замечали. Первым увидел его бригадир грузчиков Мохамед Таки. Дым струился из-под бревен, на которых он стоял.

В это же время дым заметил и Самандар Кхан, вахтенный, дежуривший в трюме № 2. Ему показалось, что дымятся кипы хлопка, находящиеся под большим куском металла, и он решил, что дым появился, когда этот кусок пытались поднять наверх. Другие впоследствии утверждали, что дым поднимался в трюме из разных мест.

Старший механик парохода Александр Гоу, узнав о возгорании, спустился в машинное отделение и запустил насосы для подачи воды в пожарные магистрали.

Второй помощник капитана Харрис, сообщив о пожаре старпому Хендерсону, бросился к одному из пожарных рукавов, который на всякий случай держали наготове, подсоединил его к стояку, проходившему сквозь палубу около двери своей каюты, и вместе с матросами протянул к люку трюма № 2. Из задней части нижнего трюма по левому борту валил дым. Туда и направили струю воды. Рукав был недостаточно длинным, чтобы можно было спуститься с ним на твиндек и направить струю воды прямо в очаг пожара. Двое матросов, чинивших спасательные плоты, тут же прибежали на помощь и протянули еще два пожарных рукава.

В доках дежурная пожарная бригада запустила аварийную передвижную насосную установку. Несколько бойцов бросились к пароходу, раскатывая на ходу два рукава.

Начальник бригады, узнав, что на горящем судне есть взрывчатка, приказал помощнику немедленно передать “сообщение номер два” (то есть сообщение о крупном пожаре) в диспетчерскую пожарной части.

Помощник, не дозвонившись до диспетчерской, кинулся к посту пожарной тревоги и нажал кнопку: зазвонил пожарный колокол. Тем самым он дал знать диспетчерам, что случился обычный пожар. В 14 часов 16 минут к месту пожара было направлено всего две машины.

Тем временем начальник пожарной бригады добавил к трем пожарным рукавам еще два из имеющихся в его распоряжении.

Спустя восемь минут после того, как была поднята тревога, к борту судна подкатили две пожарные машины. Командовавший ими офицер Мобарак Сингх направил в трюм еще шесть пожарных рукавов. Кто-то сказал ему о взрывчатке, и он послал в диспетчерскую пожарной части запоздалое “сообщение номер два”. Когда его там получили, было 14 часов 30 минут. К “Форт Стайкину” помчалось еще восемь пожарных машин.

Прибывший к причалу № 1 дока Виктория офицер британской армии капитан Бринли Томас Оберст, в чьем ведении находились склады боеприпасов и взрывчатых веществ бомбейского порта, особых признаков пожара не заметил. Несколько пожарных и матросов направляли пожарные рукава в открытый люк трюма № 2, который находился в носовой части судна напротив ходового мостика.

Но когда Оберст узнал, что взрывчатка находится в опасной близости от очага пожара, ему стало не по себе. “Если в трюме резко повысится температура, — сказал он помощнику капитана Харрису, — то взрывчатка категории “А”, уложенная на твиндеках, взорвется. Последствия взрыва трудно вообразить. Единственный способ спасти доки — это затопить судно”.

Но чтобы затопить судно, надо было пробить днище. Кто-то предложил взять швартовы на береговые шпили и выбирать их, креня судно до тех пор, пока вода не хлынет в открытые люки. “Здесь недостаточная глубина”, — возразил на это капитан Найсмит. Он хотел спасти и доки, и свое судно.

Затопление “Форт Стайкина” у пирса № 1 дока Виктория действительно ничего не давало. Между 14 и 16 часами уровень воды не позволял полностью затопить нижний трюм.

Борьба с пожаром продолжалась. Второй помощник капитана Харрис собрал всех незанятых членов команды и повел их в трюм № 1. Оберст прислал на помощь несколько своих людей. За час они передвинули в сторону от переборки 25 тонн детонаторов. Температура в трюме с каждой минутой повышалась, дышать становилось все труднее. Вдруг они услышали серию громких хлопков. Это взрывались патроны, уложенные под кипами горящего хлопка. Огонь продолжал распространяться.

В 14 часов 40 минут к переборке между двумя трюмами нельзя было прикоснуться. Люди двигали тяжелые ящики с чрезвычайной осторожностью. Они знали, что малейший резкий удар может привести к взрыву.

Из-за того что в трюм были залиты десятки галлонов воды, судно получило сильный крен на правый борт. Поэтому, чтобы удержать судно у причала, команде пришлось завести дополнительные швартовы. Жар возле люка трюма № 2 становился нестерпимым.

Генеральный управляющий доками полковник Сэдлер предложил капитану с помощью буксиров вывести судно из дока на внешний рейд.

“Если вы это сделаете, судно взорвется, — возразил Норман Кумбс, начальник пожарной службы Бомбея. — Трюм тушат больше тридцати рукавов, и все они подсоединены к насосам, которые стоят на причале. Если вы сдвинете судно с места, все мои рукава придется отсоединить, останется только три судовых”.

Тем не менее полковник Сэдлер продолжал настаивать на своем плане. Он обратился к представителю судоходной фирмы “Киллик, Никсон энд компани” Д. Стюарту Брауну: “Хотел бы я вытащить это судно на глубину, — и, подумав немного, добавил: — Хотя и боюсь, что как только мы станем это делать, оно взорвется, не дойдя до глубокой воды”.

Найсмит и старший офицер спасательной службы Бомбея, капитан 3-го ранга Дж. Лонгмайр, согласились с Кумбсом в том, что опасно убирать пожарные рукава.

В 15 часов на борт “Форт Стайкина” поднялся заместитель управляющего Портового треста по охране С. Уилсон. Осмотрев очаг пожара, он распорядился подвести к борту водоналивные суда, чтобы увеличить объем заливаемой в трюм воды.

Вскоре к борту “Форт Стайкина” подошел первый водолей “Дорис”, за ним “Пэнуэлл”. К действовавшим пожарным рукавам прибавились еще девять: три — с “Дорис” и шесть — с “Пэнуэлла”.
Катастрофы века: Форт Стайкин

Отдать приказ о затоплении судна имели право уполномоченные лица: коммодор индийских военно-морских сил и старший морской начальник Бомбея.

Еще в 14 часов 45 минут капитан Лонгмайр пытался дозвониться до коммодора, но ему это сделать не удалось. В результате ни коммодор, ни старший морской начальник ничего не знали о пожаре, пока не разразилась катастрофа. А на судне не было тех, кто бы взял на себя ответственность за окончательное решение.

Все это время огонь оставался невидимым для пожарных. И вдруг пламя предстало взорам людей, однако не тех, кто был на палубе, а тех, кто находился на пирсе.

Один из пожарных, Х. Дэйарам, стоял у пульта управления, когда почувствовал сильный жар. Было без нескольких минут три. Он увидел, что на небольшом участке бортовой обшивки судна, чуть выше уровня его роста, серая краска борта начала пузыриться. Потом пузыри стали лопаться, а краска, мгновенно твердея, отскакивать от борта.

По раскаленному пятну можно было точно определить очаг пожара. Кумбс распорядился прорезать отверстие в борту, достаточное для того, чтобы в него вошел пожарный ствол, и направить струю воды точно в центр очага пожара. Однако все попытки запустить газорезательный аппарат оказались тщетными. Раскаленное пятно тем временем увеличивалось, и вскоре достигло трех метров в диаметре, став вишневым. Привезли вторую “газорезку”, но и она оказалась неисправной.

15 часов 30 минут. Тридцать два пожарных рукава уже залили в трюм № 2 более 900 тонн воды. Палуба левого борта так нагрелась, что стоять на ней было невозможно. Раскатанные по палубе пожарные рукава могли каждую минуту загореться. Кумбс заставил подложить под них деревянные доски, а сами рукава поливать водой.

Пламя уже полыхало в верхних штабелях хлопковых кип, лежавших вплотную к левому борту. В твиндеке между кипами и взрывчаткой было свободное пространство высотой более 2 метров. По мере того как вода вливалась в трюм, горящие кипы, плавая, поднимались все выше. Огонь приближался к боеприпасам.

Пожар уже бушевал вовсю, но никто не додумался поднять красный флаг на мачте парохода — сигнал, предупреждающий о том, что на судне — опасный груз. Не была объявлена общая тревога, по которой все, кроме пожарных, были обязаны покинуть доки. Фактически такой тревоги в бомбейских доках и не существовало. “Форт Стайкин” мог предупредить всех об опасности серией коротких повторяющихся гудков, однако и это не было сделано.

В 15 часов 45 минут загорелось несколько ящиков со взрывчаткой. Из пространства между ящиками, находившимися по сторонам узкой шахты, между нижним и верхним люками трюма № 2, вырвался столб густого дыма. Пожарные вынуждены были отступить. Пламя поднялось над комингсами.

Горящие клочья хлопка взлетали вверх, угрожая поджечь другие суда. Кумбс на правом борту “Форт Стайкина” и Палмер на левом снова собрали людей и приказали им продолжать гасить огонь. Пожарные побежали к люку, взяли рукава и направили струи воды на стенки ящиков с боеприпасами, лежавшими на твиндеках.

В течение пяти минут пожар то затихал, то разгорался с новой силой, пламя взмывало все выше. В 15 часов 50 минут из трюма на высоту мачты взметнулся огненный факел.

И только тогда капитан Найсмит приказал команде покинуть судно.

Теперь в доке царила полная неразбериха. Те, кто покинул “Форт Стайкин”, пытались уйти подальше от судна. На них напирала толпа людей, привлеченных зрелищем невиданного пожара. Моряки и грузчики на других судах столпились у поручней и тоже с любопытством смотрели на пылающее судно.

Найсмит еще раз обошел судно. На корме, перегнувшись через комингс, он заглянул в открытые люки трюмов № 4 и № 5. Первый из них был забит взрывчаткой категории “А”. Люки следовало закрыть, но об этом просто забыли.

Найсмит вернулся к трапу Оказавшись на пирсе, он догнал Хендерсона и сюрвейера Стивенса. Все трое пошли вдоль борта судна к выходу из доков.

В этот момент раздался страшной силы взрыв. Огромные обломки раскаленного металла, крушившие все на своем пути, взлетели вверх. Пылающие бочки со смазочным маслом крутились в воздухе, сопровождаемые шлейфами из огня и искр, подобно громадному фейерверку. Горящие кипы хлопка взлетали вверх и падали на суда и склады, вызывая пожары. От взрыва образовалась сильная приливная волна, которая приподняла “Джалападму”, вместимостью почти 4000 регистровых тонн и длиной 135 метров, ошвартованную по корме “Форт Стайкина”, и подняла ее корму из воды на 20 метров. Эта волна развернула судно на 90 градусов и положила его кормой на крышу склада № 2 высотой 17 метров. Исковерканная взрывом “Джалападма”, выхваченная из воды, легла поверх склада, ее носовая часть уткнулась в док-бассейн. Одно каботажное судно (5000 т) было вынесено на берег. Из 50 береговых пакгаузов были выброшены тысячи тонн зерна и военных грузов и разбросаны по весьма большой территории. Несколько десятков грузовых и пожарных машин были разрушены или исчезли совсем.
Работавшие на полях в 20 милях от города крестьяне с удивлением почувствовали неожиданный мощный порыв горячего ветра. Через несколько секунд до их ушей донесся со стороны города сильный гул.

"Форт Стайкин" взорвался в 16 часов Об минут. На какое-то мгновение пароход исчез в клубах дыма и пламени. Стальные останки половины его корпуса, обломки паровой машины, ящики с грузом, кипы хлопка, золотые слитки и искромсанные тела людей взлетели на высоту 300 м и упали на город. В бетонном теле пирса, у которого был ошвартован пароход, напротив его второго трюма образовалась огромная воронка. Восемнадцать пожарных машин сдуло с пирса, словно крошки хлеба со стола. Пожарные, находившиеся на борту парохода и на пирсе, исчезли. Позже нашли лишь их металлические пожарные каски.

О силе взрыва можно судить хотя бы по тому, что некоторые обломки парохода пролетели по воздуху почти километр, один из паровых котлов судна оказался на улице города в 900 м от места взрыва.

Никто не мог объяснить, почему после взрыва кормовая часть "Форта Стайкина" уцелела, погрузившись на грунт док-бассейна. В четвертом трюме этой части парохода оставалось 800 т взрывчатых веществ...

Второй взрыв последовал в 16 часов 33 минуты. Очевидцы утверждают, что он был сильнее первого. Достаточно сказать, что корма "Форта Стайкина" вместе с 12-фунтовой пушкой, которая была укреплена на юте, перелетела через склады высотой 14 м и упала на дорогу в 200 м за воротами порта.

После второго взрыва в бетонном пирсе появилась вторая воронка.

Как после первого, так и после второго взрыва по акватории дока-бассейна и по внешнему рейду прокатились две гигантские волны. При этом швартовные концы судов обрывались, как нитки, а тяжело груженные суда, словно щепки, било о бетонные пирсы и причалы. Загорелись 12 судов, а 18 торговых и 3 военных судна были затоплены или сильно повреждены. Общий регистровый тоннаж поврежденных судов составил более 50 000 т.

Взрывами разрушило более пятидесяти портовых складов, хранившееся в них зерно, множество боеприпасов, военной техники было разбросано по всей территории порта. Разлетевшиеся горевшие кипы хлопка и раскаленные осколки вызвали многочисленные пожары. В дыму слышались взрывы — рвались склады со снарядами... Все это происходило в полумиле от города.

Упавшие на деревянные дома Бомбея горящие кипы хлопка вызвали пожары в самом городе.

Раздуваемый свежим муссоном, пожар в порту распространялся на север к центру города. Бомбею грозила смертельная опасность. Вечером зарево над погибшим портом было видно с моря за 75 миль. Всю ночь со стороны порта доносились взрывы и грохот рушившихся зданий. Пожарная служба города оказалась бессильной ликвидировать этот адский костер.

Чтобы спасти город от огня, решено было сделать между портом и городом "мертвую зону" шириной в 500 м. В создавшейся обстановке это было единственно правильное решение. На эту работу бросили несколько тысяч солдат и моряков военно-морского флота; им помогали добровольцы из числа уцелевших моряков торгового флота. За первую ночь из пылающего порта удалось вывезти 1500 т взрывчатых веществ.

Битва за Бомбей длилась три дня и три ночи. Город был спасен от огня благодаря тому, что в "мертвой полосе" шириной 500 м взорвали все здания, которые могли дать пищу огню. Последние очаги пожара догорели к 1 мая 1944 г.
Катастрофы века: Форт Стайкин

Число жертв бомбейской катастрофы неизвестно, так же как точно не было известно и число жителей этого огромного перенаселенного города. Тогда были учтены только те жертвы, которые зарегистрировали морги и больницы. По официальным данным — 1500 убитых и более 3000 раненых. Сколько человек пропало без вести, никто не знает.

Порт пришлось отстроить заново, восстановить 6 миль железной дороги, электрическую и телефонную сеть. Сумма нанесенного взрывом "Форта Стайкина" ущерба не была точно подсчитана. Ориентировочно ее принимают в 1,5 миллиарда американских долларов. Бомбейский порт был закрыт до 28 октября 1944 г.

Какова была причина пожара на "Форте Стайкине"? Почему в течение почти двух часов пожар на пароходе не могли потушить?

Назначенная правительством страны особая комиссия по разбору причин катастрофы не смогла точно установить причину возникновения пожара. По ее мнению, появление огня могло быть вызвано или самовозгоранием хлопка или брошенным в трюме окурком сигареты. Поскольку пожарные не знали точно место, где лежали в трюме горевшие кипы хлопка, они лили воду, в грузовой люк, но струи воды не достигали цели.

Причиной взрыва парохода явилось нарушение элементарных норм предосторожности при погрузке "Форта Стайкина". Ни в коем случае нельзя было грузить в один трюм тринитротолуол, боеприпасы и хлопок, который, как известно, занимает второе после угля место по вероятности самовоспламенения.

Роковой ошибкой со стороны администрации Бомбейского порта явилось то, что она поставила взрывоопасное судно в док-бассейне, забитом другими судами, причем в порту, который фактически слит с городом в одно целое. Такое судно, как "Форт Стайкин", нужно было разгружать на внешнем рейде вдали от порта.

Поставив "Форт Стайкин" под выгрузку среди десятков других судов, портовые власти Бомбея даже не позаботились оповестить о необходимых мерах безопасности их экипажи и портовых рабочих. На клотике фок-мачты этого парохода по международным правилам должен был быть поднят красный флаг, обозначающий по однофлажному коду сигналов "Имею на борту опасный груз".

При тушении пожара на пароходе "Форт Стайкин" не было централизованного руководства действиями пожарных бригад.

Начальник противопожарной службы не имел полномочий для принятия решения по выводу судна из дока или его затоплению у пирса.

Ни капитан порта, ни командующий военно-морским флотом Индии не были поставлены в известность, что судно необходимо или вывести из дока на рейд, или затопить у причала; согласно действовавшим во время войны правилам каждый из них имел на это право.

Кроме того, второй взрыв на борту злосчастного парохода можно было предотвратить, если бы после возникновения пожара в трюме No 2 были немедленно задраены расположенные за надстройкой в корме люки трюмов No 4 и 5. Однако это не было сделано, и хлопок в кормовых трюмах загорелся. Из-за этого боеприпасы, которые были уложены на твиндеках, нагревшись, взорвались...

И, наконец, роковую роль в этой истории сыграла нерешительность начальника противопожарной службы Бомбейского порта полковника Сандлерса. Если бы он, видя, что пароход невозможно вывести на рейд, взял бы на себя ответственность и приказал затопить "Форт Стайкин" у пирса, то катастрофы не произошло бы.
Катастрофы века: Форт Стайкин

Взрывы "Монблана" в Галифаксе и "Форта Стайкина" в Бомбее — не единственные в истории мореплавания.

Хроники мирового судоходства, особенно в период последних двух мировых войн, буквально пестрят случаями гибели пароходов с грузом пороха, динамита и других взрывчатых веществ во время стоянки в порту или на переходе в море. Оставляя явные случаи диверсий и саботажа в стороне, упомянем о нескольких взрывах, причину которых смогли выяснить. Все они произошли только из-за нарушения элементарных правил обращения с взрывоопасными веществами и потери бдительности.

12 августа 1876 г. в море близ мыса Финистерре раздался чудовищной силы взрыв. По многочисленным обломкам корабля и предметам, выброшенным на берег, установили, что взорвался деревянный парусный корабль "Грейт Куинс-ленд" (1794 рег. т). Этот великолепный корабль шел под командованием капитана Холдена из Лондона в Мельбурн. На борту судна, помимо экипажа, находилось 569 пассажиров, которые все погибли.

Выяснилось, что судовой коносамент включал не только генеральный груз, но и большую партию пороха, черного и патентованного.

Проведенные в Англии опыты с сортами пороха, которые были на борту "Грейт Куинсленда", показали, что патентованный порох имел примеси и был взрывоопасным для хранения. Ошибка химиков привела к катастрофе.

7 марта 1896 г., опять-таки из-за неосторожного обращения с порохом, взлетел на воздух английский грузовой пароход "Матади" (2683 рег. т). Взрыв произошел во время выгрузки в западноафриканском порту Бома.

7 марта 1913 г. в Балтиморе во время погрузки динамита взлетел на воздух английский грузовой пароход "Аллум Чайн" (1768 рег. т).

3 декабря 1917 г. после взрыва в трюме затонул английский грузовой пароход "Лаутаро" (3476 рег. т). Судно направлялось из Сен-Назера в Мурманск с грузом военного снаряжения.

5 января 1931 г. в 4 милях от Коломбо, на норвежском теплоходе "Триколор" (6200 рег. т), который шел из Европы в Иокогаму с грузом химикалиев и динамита, произошел взрыв. Охваченное пламенем судно исчезло под водой через 5 минут. Французский лайнер "Портос" смог спасти только 36 человек.

1 января 1941 г. после сильного взрыва боеприпасов близ Орана затонул американский пароход "Артур Мидалтон" (7176 рег. т). При этом погибло 70 человек.

3 мая 1941 г. во время выгрузки в порту Триполи взорвался итальянский теплоход "Бирмания" (6300 рег. т), на борту которого также были боеприпасы.

28 марта 1943 г. в Неаполе взлетел на воздух итальянский теплоход "Катарина Коста" (8060 рег. т), на борту которого находились боеприпасы.

16 июля 1943 г. во время погрузки, взрывчатых веществ в Алжире произошел взрыв на норвежском пароходе "Бджорг-хауг" (2000 рег. т). Судно переломилось пополам и затонуло.

17 июля 1944 г. в заливе Сан-Франциско во время погрузки боеприпасов на мелкие куски разлетелись американский турбоход "Квино Виктори" (7608 рег. т) и пароход "И. А. Брайан" (7212 рег. т). Погибло 300 человек.

10 ноября 1944 г. на американском пароходе "Маунт Худ", который стоял на якоре в гавани Зиадлер острова Манус в группе островов Адмиралтейства, произошел взрыв боеприпасов. Погибло 373 человека.

3 декабря 1948 г. в результате взрыва снарядов на китайском пароходе "Кианжия" погибло более 1000 человек.

23 августа 1949 г. на острове Тайвань, в порту Каохсиунг, в результате пожара во время выгрузки боеприпасов взорвался и затонул пароход "Чайна Виктор" (3283 рег. т). Взрыв произвел сильные разрушения в порту. Было убито более 500 человек.

19 июня 1950 г. в Красном море в результате взрыва 538 т взрывчатых веществ затонул английский грузовой пароход "Индиан Энтерпрайз" (7319 рег. т). Из 73 членов экипажа парохода спасся один человек. Взрыв произошел из-за пожара, причина которого — самовозгорание груза.

К числу наиболее тяжких случаев взрыва боеприпасов за последние 25 лет следует отнести катастрофу близ острова Окинава 17 апреля 1958 г. Американские водолазы проводили судоподъемные работы на пароходе "Кэнада Виктори" (7608 рег. т), который был отправлен на дно 27 апреля 1945 г. японским летчиком-смертником камикадзе. Тогда с пароходом погибло 43 моряка.

Спустя тринадцать лет, когда водолазы, чтобы получить доступ к грузу, произвели на затонувшем судне подводный взрыв, произошла катастрофа — детонация боеприпасов, которыми, как оказалось, был загружен пароход "Кэнада Виктори".
5
1777
11 августа 2009
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
Граната в 10 000 тонн

 Молодой фоторепортер Джон Клинтон давно жаждал сенсации. Но в маленьком портовом городке Техас-Сити на берегу Мексиканского залива их не было. К...

Взрыв "Дальстроя"

Солнечный день 24 июля 1946 года был голубой и жаркий. Пароход \"Дальстрой\" стоял в порту Находка у причала мыса Астафьева. У борта судна громоздилис...

Мощнейший взрыв в китайском портуМощнейший взрыв в китайском порту

Вечером 12 августа в городе Тяньцзинь на востоке Китая произошел мощнейший взрыв, взрывная волна от которого ощущалась за 10 километров от эпицентра....

В Лондоне сгорел легендарный парусник XIX века В Лондоне сгорел легендарный парусник XIX века

Известный парусник XIX века Cutty Sark, единственный оставшийся в мире чайный клипер, утром в понедельник был сильно поврежден в результате пожара, пе...

Загрузка...
Комментарии

131313
11 августа 2009 12:09
ох как въепенило зачетно!!!!

alex17
11 августа 2009 18:39
много букаф

Perch
12 августа 2009 21:07
очень много текста crying

demon137
12 августа 2009 21:53
про Курск не написали взрыв боеприпасов

Rammик
14 августа 2009 12:49
Аж дух захватывает..
*а говорили что ядерную бомбу ничем не заменишь.. пааажалуйста - вот вам пример*
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Понедельник, 05 Декабря
USD 1.9703
EUR 2.1019
RUB 0.0307
Vardisodo 1 минут назад
Цитата: Mab
Интересно как там женщин казнят? Может затрахивают до смерти?
не удивлен, что единственные твои эротические фантазии о женщинах связаны с их убийством. У Бази походу также.
BHy4ka 1 минут назад
Цитата: spaceman
унылое гавно, в соседней Купалинке движуха покруче была, по крайней мере в начале нулевых)

хз, там 3 лагеря рядом, во всех был.
вот Маяк - унылое говно.
но Купалинка уступает Горизонту в разы :)
так что не спорь с батей
meredian2 2 минут назад Mab,помоему твоей жопе уже ничего не страшно!)) PnD.YurA 3 минут назад сказочный дракон vitut 3 минут назад Никогда не бывал в лагерях. Только деревня, только хардкор. 55hozinu 4 минут назад Issida,
согласно сводкам новостей с Бананы , она провела все го пару фотосессий и 100 раз появлялась в публичных местах . Так и феминисток могут чикать , да тут поля для разгула открывается неимоверное ))
kalyan 4 минут назад
Цитата: FroZzz
сказочный долбаеб

vitut 5 минут назад
Цитата: Issida
А вот на съемочной площадке ребята упустили свой шанс

Это ты зря так уверена.
Новости от партнеров

ИНТЕРЕСНОЕ:

Загрузка...
Сейчас на сайте
79 пользователей, 1783 гостя