РЕКЛАМА

Загрузка...

Я подарю тебе жизнь... (внимание: жесть!)

Маргарите…


26 июля
__________________________________
-Не надоело еще писать? – с улыбкой спросила Яна, и наклонилась к моему уху.
Я поежился от ее волос, приятно щекотавших шею…
-Да нет…А что, есть предложения? – Я захлопнул толстый блокнот, засунув ручку между страниц.
Она мягко взяла меня за руку, и потянула с сиденья. Я подался, и, когда поднялся, обхватил ее руками.
-Потанцуем? – шутливо спросила она, обхватив меня в ответ.
-Запросто! С такой красавицей-женой – танцевать одно удовольствие! – галантно ответил я. И дотронулся до ее живота. – Как там моя дочь?
Яна была на четвертом месяце беременности, и из-за того, что мы еще не знали, кто у нас будет, постоянно возникали шутливые споры.
-Сын? – изогнула она бровь. – Да нормально!
-Я о дочке говорил! – возразил я.
-А если сын родится? – не отставала она. – Сбросишь с обрыва, как спартанцы делали?
Я возмутился:
-Ты обо мне такого мнения?! – отшатнулся я с деланным видом. – Да как тебе такое вообще в голову пришло?
-Ну шучу, Стас! Ну что ты как маленький? И вообще, мне положено полноценно питаться! Кушать идем? – Она подошла к борту, и, облокотившись на него, посмотрела на океан. – Красиво…
Солнце уже садилось, огромным красным ободком коснувшись края горизонта, сливаясь с далекими волнами. Оранжево-красная дорожка протянулась к катеру, мерцая и переливаясь. Я подошел к Яне, встал рядом, и стал наблюдать, как прямо на глазах солнце медленно, но неуклонно погружалось в темнеющую глубину…
-А что у нас на ужин? – спросил я.
-Так как мы в отпуске, и мы в открытом океане, то в меню – морские продукты! – Она улыбнулась. – И не надо морщиться! Привередливый ты стал, как я посмотрю!
Я вздохнул. А чего тут спорить? Готовит она изумительно, только вот мне хотелось нормального мяса. Рыба уже не лезла в горло, пусть даже, что она приготовлена под мексиканским винным соусом…Но выбора пока что нет. Беременной жене отказывать – значит схлопотать порцию совсем невкусных спагетти, которые я абсолютно терпеть не могу.
-Ладно, давай свою рыбу… - Я махнул рукой, и с обреченным видом поплелся в каюту.
Яна громко расхохоталась, догнала меня и звучно чмокнула в губы:
-Я сегодня морские гребешки приготовила, как ты любишь. Не делай такое лицо, Стасик, тебе не идет!
Я рассмеялся, подхватил ее на руки и потащил в каюту…

Ночью меня что-то подбросило…
Я осторожно снял с себя руку Яны, обхватившей меня во сне, и, нащупав ногами тапочки, я поднялся и вышел на палубу.
Ночь была великолепной. Яркая россыпь звезд по всему небу, запах океана – красота… Я достал сигареты, и с наслаждением закурил.
Мы отдыхали уже неделю, на снятом в аренду катере. Продуктами запаслись под завязку еще в порту. Я заплатил улыбчивому менеджеру, и через десять минут три грузчика дружно затащили в каюту пакеты, свертки и мешочки с продуктами. Яна потом еще целый час укладывала все на ледник, охая и ахая от восторга каждой рыбине. Готовить она, конечно, любит, вот здесь ей не откажешь в таланте. И, несмотря на то, что уже неделю в меню были морепродукты, я не жаловался.
А потом мы отчалили от порта, взяв курс к одному из островов в океане. Правда, нас предупредили, что там почти нет корабельных трасс, но мы были только рады отдохнуть подальше от людных мест. На целых двадцать пять дней дикарями.
Вот только нам не понравилось на этом острове, маленький и скучный…
Посовещавшись, мы решили пройти еще с сотню километров, но, не найдя мало-мальски подходящего островка, надумали просто встать на якорь в открытом океане, наслаждаясь тишиной и покоем. В крайнем случае всегда можно было вернуться, часа за три спокойно бы дошли, запас горючки большой…
Я и согласился на этот отпуск, потому что, если Яна будет рожать, то мы еще не скоро выбрались бы отдохнуть. Ребенок, мои постоянные пресс-конференции, командировки – много чего не дало бы спокойно отдохнуть. Книга моя разошлась очень хорошим тиражом, гонорар получился приличным – почему бы и не отдохнуть? Мы собрались, оформили визы, и улетели в одну из красивейших стран мира, на берегу Тихого океана. Сняли в аренду небольшой катер, с каютой и всей благоустроенной чепухой, и просто удрали от всего мира, вдвоем, в океан.
Я сначала решил, что работать не буду, поэтому даже не взял свой ноутбук, с которым не расставался. Но писательский зуд не угомонился, и я распаковал сумку, вытащив предварительно запасенный блокнот и несколько ручек. Ничего, можно и так поработать, делая наброски в блокноте. Яна сначала попробовала поворчать, но потом благосклонно махнула рукой. Она знала меня, что работал я даже среди ночи, если в голову вдруг приходила идея…
Волны чуть слышно плескали о борт катера, покачивая его. Я докурил, швырнул окурок за борт, и собрался идти обратно, как заметил странную вещь. На звездное небо наползала какая-то огромная штука, неровным треугольником перекрывая горизонт, все выше и выше…
И только в последнюю секунду я понял, что это нос какого-то большого корабля, идущего прямо на нас…
Закричать сил не было. И не было смысла.
Я рванулся с бешеной скоростью в каюту, с замиранием сердца каждую секунду ожидая удара. Схватил спавшую Яну, подхватил маленькую сумку с документами, и моим блокнотом, и выскочил из каюты. И тут ударило…
Катер застонал железом, с хрустом преломившись где-то посередине.
Я побежал, поскальзываясь, на корму, и, недолго думая, швырнул Яну за борт, как можно осторожнее и дальше, одев ей на шею сумку.
Катер стало разворачивать, ударив кормой об форштевень идущего корабля. Я не удержался и упал. Яна истошно закричала. Я не боялся за нее, она умела плавать…
На четвереньках пополз к спасательному кругу, упавшему во время удара, и швырнул его туда же, к Яне. И из последних сил, пытаясь не попасть руками и коленями на битое стекло из окон рубки, перевалился за борт. Поплыл изо всех сил к жене, попутно схватив болтавшийся на волнах круг.
Даже в темноте я разглядел огромные, испуганные глаза Яны, пытающейся удержаться на воде.
–Хватайся за круг скорее! – заорал я. Она судорожно вцепилась руками в круг, оглянувшись на катер. – Помогай мне ногами, прошу тебя!!
Она послушно забултыхала ногами, а я погреб в сторону от наполовину затонувшего катера. Не хватало еще, чтоб мы тоже под корабль попали…
Отплыв уже порядочно, я оглянулся. Но катера не увидел. Заметил только величественно удаляющуюся корму корабля, кажется, так и не заметившего, что ему на пути попался маленький катер с людьми на борту…

27 июля
_______________________________________________

Потихоньку светлело. Сначала чуть светлее стало небо. Потом можно было разглядеть далекие облачка. И вот уже стал появляться, сначала красный, потом постепенно переходящий во все более яркий, край солнца…
Яна за все время так и не проронила ни слова. Я что-то говорил сначала, пытаясь ее успокоить, но потом замолк, понимая, что это уже лишнее. Забрал у нее сумку с документами и повесил себе на шею, чтоб она ей не мешала. Надел на нее спасательный круг, и теперь мы просто покачивались на волнах, она – в молчаливой задумчивости, я – вцепившись в круг, и лениво перебирая ногами в воде.
Я не знал что мне делать…
Мы были примерно в двух сотнях километров от небольшого острова, где стоял небольшой городок, с маленьким портом. Но без карты я даже понятия не имел, где мы и где он. Карта осталась на катере, который теперь покоился на дне океана.
-Стас…
-Ммм? – отозвался я, выныривая из размышлений.
-Мы умрем, да? – Яна смотрела на меня, не отрываясь.
Что ты такое говоришь?! – перепугался я. – Яна, солнышко, с чего ты это решила?
Она промолчала.
-Яна…все будет хорошо! Нас найдут! – горячо стал заверять я ее. – Мы не так далеко от людей…корабельные трассы рядом опять же.
-Ты сам в это веришь? – Она смотрела на меня жалобно, и сердце горько стукнуло…
-А без веры нельзя, Ян… - тихо ответил я.
Она замолчала, отвернувшись, но я заметил ее набухшие от слез глаза.
Я и вправду сам не верил, что нас могут быстро найти. Как я успел проверить, здесь на самом деле почти никогда не было кораблей, потому что зона для них рифоопасная. Для нашего крохотного катера это было не страшно, а вот большегрузным танкерам это грозило серьезным крушением…
И меня стала волновать одна мысль. Акулы. Вроде бы было предупреждение, что районы кишат акулами. И вроде бы, что они не нападают на людей, потому что сроду их не видели. Я, по крайней мере, так надеялся. Но береженого Бог бережет.
Где бы карту раздобыть…

…Солнце слепило глаза, отражаясь от волн, и я незаметно задремал, положив голову на спасательный круг. Яна плыла, закрыв глаза, и я настороженно поглядывал на нее, но, когда убедился, что она просто уснула, успокоился.
Я больше переживал за нее. Вдвойне. Потому что меня беспокоила ее беременность, не каждый день мы оказываемся в таких ситуациях, верно? Но, похоже, моя жена была чуть сильнее, чем я думал. Меня охватила гордая нежность. Я тихонько взял ее за руку, и прижался к ней щекой. Но она не отозвалась, и я тоже незаметно уснул, вдобавок убаюкиваемый волнами…
-Стас…
Я тут же вынырнул из тягостной полудремы, и насторожено вскинул голову.
-Стас, смотри, птицы… - Яна показывала рукой вбок.
Далеко на горизонте беспорядочно мотались над водой чайки. Но мотались на одном месте, то взлетая, то бросаясь вниз. Над нами пролетела небольшая стая…
Черт! Там берег!!
Я заорал не своим голосом. Яна дернулась, и непонимающе уставилась на меня.
-Яночка, милая, там – берег! – Я начал разворачивать круг в ту сторону.
-С чего ты решил?
-Я работал одно время с ребятами из «Морских дьяволов»…помнишь, роман о них писал?.. так вот, я ж не зря написал так точно! Я ведь все выспрашивал о выживании! – Я лег боком на волну, загребая одной рукой, другой тянул за собой спасательный круг.
Мое возбуждение передалось ей, и она тоже начала помогать мне, вспенивая воду руками и ногами.
Так…что там еще «дьяволы» говорили? Я задрал голову наверх, покосившись на облака. Нижние края отсвечивали чуть заметным, слегка зеленоватым светом. Уже хорошо, насколько я помнил. Инструктор как-то говорил, что такой цвет им дает отражение солнечного света вблизи мелководья и коралловых рифов. Ну а птицы, не всегда, конечно, но чаще всего над каким-нибудь берегом кружат. И я на это тоже надеялся…
А еще я тихо радовался, что мы выбрали отпуск именно в то время, когда в Тихом океане меньше всего ветров и всяких других тайфунов. Ну а в том, что нас найдут – я вообще не сомневался. Эх, жаль, что я не «морской дьявол».
Через часа полтора я выдохся окончательно…Хоть и помогала мне Яна, но все равно я обессилел. Зато почти доплыли. Островок был примерно в метрах трехста от нас. Обнадеживало то, что за это время, что мы пробыли в воде, ни один представитель водной фауны не старался нас попробовать на вкус.
Я отдышался и улыбнулся Яне, обессилено откинувшей голову на круг.
-Мы почти приплыли, Януш… - Я выдохнул, и снова лег на бок, загребая к берегу.
Волн у берега почти не было, что сделало окончание нашего путешествия более безопасным. Я боялся, что волны не дадут подойти близко, и я ошибся. Нас немного пошвыряло, но я радостно взвыл, когда почувствовал под ногами песок дна. Остальные метры я просто тащил Яну на себе до берега…
И все же, одно дело, когда ты цепляешься за спасательный круг, другое – под ногами твердая почва, пусть и в виде песка.
Я обессилено сел на песок, рядом с Яной.
-Вот и все, моя хорошая! Мы на земле! Как ты? – Я настороженно поглядывал на жену, которая лежала на песке с закрытыми глазами.
-Плохо, Стас…Почему это произошло именно с нами? – Она так и не открыла глаза.
Я замер, потом осторожно взял ее за руку:
-Понимаешь… Бывают в жизни происшествия, ты всегда надеешься, что тебя это обойдет стороной, но, к сожалению, иногда и тебе выпадают ситуации. Не всегда получается с достоинством выйти из нее, конечно, но ведь постараться всегда можно, правда? – Я погладил ее по голове. – Девочка моя, я не дам тебя в обиду…И мы еще станцуем танго страсти.
Она улыбнулась, и тихо-тихо заплакала. Я лег рядом, и прижал ее к себе, не пытаясь успокоить, просто обнял и все. Пусть плачет, это помогает…

Надо было осмотреться.
Я перенес Яну в тень небольшой пальмы, росшей недалеко от берега. И решил прогуляться, чтоб осмотреть наше временное прибежище. В том, что оно временное, я не сомневался…
Судя по всему, островок был совсем маленьким. Приятной неожиданностью были только три вещи: несколько пальм, маленькая скала и под ней родник. Я всегда удивлялся тому, что где-нибудь посреди океана, на каком-нибудь заброшенном островке есть родники, или, по крайней мере, речушка. И судя по всему, ошибся. Природа всегда решает по-своему, а в моем случае это мне очень нужно. Я осторожно попробовал воду на вкус. Пресная!
Я припал к роднику, и долго не мог оторваться. Вода со слегка солоноватым вкусом, но меня это не беспокоило. Главное – питьевая. Надо здесь лагерь разбить, навес сделать. Море видно, может и увижу какой-нибудь корабль.
Я оглянулся, ища что-нибудь пригодное для переноски воды, но ничего не увидел. Я вздохнул и пошел обратно.
Подобрал сумку, и вытряхнул оттуда небольшой швейцарский нож, с которым не расставался никогда. Мне его подарила Яна. Несомненным преимуществом были многочисленные функции ножа, включая маленькую лупу. Пригодится для костра, вместо спичек…
Яна лежала так же на песке, подложив под голову руку, и смотрела перед собой. Подняла на меня красные глаза, и улыбнулась:
-Привет!
-Привет! – присел рядом. – Как ты, солнышко?
-Домой хочу, Стас…
Как по сердцу резануло…
-Я знаю, моя хорошая! Надеюсь, что мы выберемся отсюда быстро! – Я взял ее руку и прижал к лицу. – Все будет хорошо! Веришь?
-Да, Стас. Верю.
-Пошли, я воду нашел! – Я был рад видеть, как она улыбается.
Дернул меня черт согласиться на эту поездку.
Она послушно встала, и пошла со мной. Смеркалось, но оставалось позаботиться о еде. Пойду, поныряю, что-нибудь попробую выловить пока светло еще более или менее…

28 июля
_______________________

-Я не могу есть сырую рыбу, Стас, прости. Меня тошнит… - Яна смотрела на меня сквозь слезы. Осторожно положила ломтик рыбы на узкий лист пальмы.
Я в отчаянии замолчал. Я честно пытался развести костер с утра, но не хватало солнечного света, чтоб поджечь крошечной лупой полусырые пальмовые листья.
-Может, тогда подождем чуть? – предложил я. – Сейчас солнце поднимется, я разведу костер, и поджарим рыбу. Как на это смотришь? – Я пытался говорить весело, старательно пытаясь развеселить Яну.
Она вымученно улыбнулась, и ушла под скалу. Ночью я в темноте наломал сухих пальмовых листьев, с толстенными черенками, обдирая руки, и слепил некое подобие навеса. Мне бы не помешал топор. Но не было, увы.
Я остался сидеть на песке перед выпотрошенной тушкой рыбы. Не помню ее названия, но твердо знал, что она съедобна. В книге читал. Но, на всякий случай, первым попробовал я, сначала маленький кусочек, потом чуть больше, прислушиваясь к ощущениям внутри себя. Я, по крайней мере, мужчина, и если б отравился – справился б с отравлением быстрее. Надеюсь…
Но ничего не мог поделать, хоть ты тресни! Одно дело, когда ты читаешь про это в книге, лежа в постели, и жуя потихоньку печенье, другое – здесь. Я когда-то читал о выживании, но ведь я обычный человек! Да черт со мной, я больше всего страдал от того, что Яна попала в эту ситуацию.
Пока сидел, потихоньку нащипал тонких волосков из черенка листа пальмы, чтоб побыстрее развести огонь. Положил их на камни. Бездумно поковырял песок. Потом встал и принес еще листьев, часть еще зеленых, чтоб дыма было больше, на случай, если буду подавать сигнал.
-Яна! – негромко позвал я.
-Что?
-Я пройдусь еще, хорошо? Посмотрю, что да как здесь… Ты поспи, ладно?
-Иди, Стас.

Метров двести всего остров, и в ширину, и в длину. Маленький…
Кроме пальм, была еще какая-то буроватая, выцветшая трава, покрывавшая совсем маленький кусок земли. Я сразу набрал пучок для костра. Голые камни на другой стороне островка, и все, больше ничем выдающимся не мог похвастать этот крохотный клочок суши в огромном океане. Хотя, нет, мог. Двумя нежданными гостями, мной и моей женой. Он дал приют нам, и это все, что он сделал для нас. И на этом спасибо…
Я повернул обратно, бросив взгляд на океан. Нет, не видно ни кораблей, ни даже яхт. Будем надеяться, что появятся.
Яна спала. По-детски причмокивая губами, и чему-то улыбалась во сне. Как бы не хотелось, чтоб хотя бы во сне ей приснились кошмары. Я тихо присел рядом, и погладил волосы. Она доверчиво потянулась к моей руке, и обхватила ее. Я улыбнулся, и прилег рядом…

Тонкие, хрупкие волоски пальмы вкупе с сухой травой сначала долго дымились, потом неожиданно загорелись, пыхнув маленькими искорками. Я начал раздувать хрупкий огонек, постепенно подкладывая маленькие сухие листочки. Мои старания в конце концов увенчались успехом, и костер вспыхнул, бодро прыгая с палки на палку. Единственное - сухие пальмовые палки сгорали быстро…
Я попробовал сломать небольшую пальмочку, проросшую, видимо, не так давно. Но стояла она очень крепко, сопротивляясь моему набегу. Я от отчаяния пнул ее ногой, но только разбил палец ноги. Ладно, поесть надо, потом опять попробую…
Рыба шипела, распространяя вкусный запах, капая соком на угли. Поджаренные кусочки я складывал на лист пальмы, прикрыв от ветерка, чтоб не заветрилось. Притащил готовое мясо рыбы под скалу, где все так же спала Яна. Потом тихонько коснулся ее плеча:
-Януш…вставай, солнышко! Я рыбу пожарил, поесть надо!
Она открыла глаза, и потянулась. Выглядела она чуть посвежевшей. Протянула руку и взяла кусочек. Пожевала, улыбнулась:
-Мммм…а вкусно! Совсем меня разбалуешь всякими вкусностями!
Я засмеялся.
-Да я б тебе барашка бы приготовил, да вот беда, не бегают они здесь! А вот когда вернемся…
-А когда, Стас?
-Что – когда? – замер я.
-Вернемся? Стас…прости, я говорю глупости, но я уже устала, правда. Что можно придумать?
-Я приготовил сырые листья, Ян, подожгу их, если увижу вдалеке корабль, или еще что-нибудь. Сигнал подать.
-Листья? А у пальм нет веток? – удивилась она.
-Есть. Это ветки-листья. Так уж природа придумала, - улыбнулся я.
Она взяла еще кусочек:
-А может плот сделать? Как этот, как его? «Кон-тики», кажется?
-У нас нет топора. Вот в чем дело. Я бы давно нарубил стволы…
-Жалко! – вздохнула она. – Стас, нас найдут, как думаешь?
-Да конечно найдут! – воскликнул я. – Я больше чем уверен, что нас уже ищут!
Она прожевала, потом задумчиво посмотрела на меня:
-А я думаю, что нет. Мы же сообщили, что на три с лишним недели поплывем на остров. А потом передумали, и сообщили по рации, что не будем на этом месте. Может, сообразят, что мы на связь не выходим, а? И тогда пошлют на поиски кого-нибудь?
-Вполне! – согласился я, стараясь, чтоб голос звучал бодрее.
Я не сказал ей, что попросил не беспокоить нас во время плавания, все эти три недели. Значит, до того, как нас хватятся, осталась примерно пару недель, может чуть меньше…Плохо. Идиот!
-Хорошо! – сказала Яна, и снова пошла в тень. – Старая что ли я стала?
-Это еще почему? – растерялся я.
-Да сплю постоянно, никак не высплюсь! – Она прилегла на песок, и снова подложила под себя кулачок. – Извини меня, ладно? Я посплю?
-Да конечно! Чего спрашивать-то? Ты ведь в положении, вот и спи, мне дочь здоровая нужна!– улыбнулся я. – Я пока пройдусь, посмотрю, что еще можно найти для еды…
-Иди, а мы пока с сынулей поспим! – улыбнулась она, поглаживая себя по животику.
Я улыбнулся, сунул нож в карман, и пошел на отмель, которая была возле камней на другой стороне острова…


5 августа
_____________________________________
Борода чесалась немилосердно. Я тихо матерился, стараясь громко не шуметь, скребя под густой порослью на подбородке.
Потом принялся снова строгать наконечник гарпуна, старательно затачивая грани зубцов. Пять готовых гарпунов лежали в сторонке, слегка опаленных в огне, и заточенных до остроты. Древком служило основание черенка, и вполне могло служить несколько раз…
-Стас! – позвала Яна. – Стас, слышишь? Иди сюда скорее!
-Иду! – отозвался я, любуясь на выструганный кончик, и отложил его в сторону. – Что случилось?
-Посмотри! – Она указал рукой на океан.
Далеко-далеко на горизонте медленно ползла точка, корабль.
Я метнулся к тлеющему костерку, поворошил, и начал раздувать огонь. Швырнул листьев, горкой лежавших рядом, и начал выдувать пламя. Закашлялся, вытирая слезы. Черт…
Никак не хотело разгораться. Листья чадили, шипели, но давали ничтожно мало дыма. Я тогда подбросил сухих, заранее приготовленных черенков, потом снова зеленых листьев. Но огонь вдруг потух. Я отчаянно пытался выдуть хоть язычок пламени, да бесполезно. Костер продолжал дымиться, но такой дым и я бы не заметил и в сотне метров.
-Стас…родной, перестань…слышишь? – Яна коснулась меня. – Он исчез, Стас. Нет его, пропал, слышишь?
А я не мог остановиться, вытирая непрошенные слезы. От дыма, что ли…Дул и дул, выгоняя искорки наружу, подпихивая сухие листья. Потом лег на песок и закрыл глаза.
-Стас, родной мой, все будет нормально, слышишь? – Яна снова тронула меня, потом села, и положила мою голову себе на колени. – Все будет хо-ро-шо! Веришь? – поцеловала она меня.
-Верю, - тихо сказал я. – Вот только не смог разжечь костер когда это нужно было…
-Ты сделал все, что смог! – улыбнулась она. – Ты самый заботливый муж, самый умный, красивый, смелый… - приговаривала она, гладя меня по голове. – Они бы и так не увидели нас, слишком далеко! Не переживай, раз корабль здесь прошел, значит, все же есть возможность и нас найти!
Я молчал. Мы находились на острове уже вот десять дней, но так и не видели ни разу даже пролетающих самолетов… Я вполне мог предположить, что нас хватились, попытались искать в том районе, где мы примерно могли бы быть. Я ведь толком не сказал, где мы путешествовали…
Я сел, оглянулся по сторонам, и снова лег. Я тоже устал, что ни говори…


29 августа
_____________________________________________

Яна стояла на коленях, наклонившись над волнами, облизывающими ее руки и колени. Ее рвало…
Сердце екнуло, когда я ее увидел стоящей так. Рванулся, подхватил ее на руки, осторожно перевернул на спину…
-Что случилось? – Я с тревогой щупал ее пульс. Слабый…
-Я…не знаю…кто-то меня…укусил…за ногу… - тихо сказала она побледневшими губами.
Я аккуратно вытер бисеринки пота у нее на лбу. Уложил на песок, и стал осматривать ногу.
На левой ступне алела небольшая ранка, с уже почерневшими краями. Нога опухла, раздуваясь прямо на глазах. Елки-палки!
Я выдернул нож, открыл лезвие, и пристроил поудобнее ногу Яны на своем колене.
-Яна, солнышко, ты потерпи…сейчас немного больно будет…ты только потерпи… все будет хорошо, солнышко…
Я сдавил пальцами края ранки, и одним резким движением полоснул лезвием. Кровь потекла густой, красной дорожкой. Яна дернулась, пытаясь вытащить ногу, но я крепко держал ступню, не давая пошевелиться. Припал к ранке, отсасывая и сплевывая солоноватую жижу. Меня не волновало, что приходилось это делать в условиях антисанитарии, но у меня просто не было выбора.
Яна прерывисто дышала, постанывая, и держась за живот руками, словно оберегая от удара. Я еще немного отсосал из ранки, схватил ее на руки, и понес к скале, уложил рядом с родником. Руки тряслись, и меня начинала колотить крупная дрожь. Я не хотел ее потерять…
Скинул рубашку, и зубами выдрал полоску с рукава. Туго перебинтовал ступню. Из ладони влил ей в рот воду, поддерживая голову второй рукой, потом сел рядом, пытаясь лихорадочно вспомнить, что делать при отравлениях. Но я не знал, кто ее ужалил. А если б и знал, то что бы мне это дало…
Яна застонала, выгнулась дугой, и забормотала, мотая головой:
-Мама…мам…я не буду есть суп…мамочка, мне плохо… - Застыла, обмякла, и забилась в новой судороге. – Сережка!.. не надо…прошу…мама!!. Стас…я иду…не отпускай…Стасик… - жалобно сказала она, шаря рукой по песку, как слепая. - ….мама…мамочка…не троньте его…Стас…
Я завыл, уткнувшись лицом в песок. Закусил губу, боясь, что она меня услышит. Яна дрогнула всем телом, и вдруг вытянулась, побледнев еще больше.
Черт! Я схватил ее руку, нащупывая пульс. Не почувствовал…Нет, не выйдет!
Сдавил пальцами ее губы, и накрыл своим ртом, ритмично вдыхая ей воздух. Оторвался, и положил руки на грудь. Раз, два, три! Раз, два, три! Теперь воздух…И еще раз – раз, два, три! Раз, два, три! Ну же, Януш! Я дам тебе свое дыхание…Раз, два, три! Раз, два, три…раз…толкнулось сердце под рукой…два…
Она сипло втянула воздух, замерла и опять задышала. С хрипом, с перебоями, но задышала. Потом вздрогнула и слабо мотнула головой.
И только сейчас понял, что хочу курить…
Я лег рядом, положил ее голову себе на плечо, прислушиваясь к ее дыханию. Дышит…

-Стас…
Я подпрыгнул, рванулся к ней…
-Стас…мой хороший… - Она улыбнулась. Огромные, ввалившиеся глаза лихорадочно блестели.
-Привет! – улыбнулся я.
-Привет…
-Как ты? – с тревогой спросил я, щупая ее лоб. Вроде нет температуры… - Что-нибудь болит? Как ребенок? Что ты чувствуешь? Все нормально?
Она кивнула.
-А пить хочешь? Ты совсем слабая, Ян…Тебе надо много пить!
Ее пальцы накрыли мои губы. Я замолчал.
-Стас, милый мой, хороший…ты все это время был рядом? – Я кивнул.
Она посмотрела на меня вмиг посерьезневшими глазами.
-Я что-то съела, да? Отравилась?
-Да, а ты не помнишь? – удивился я.
-Помню только, что захотела искупаться…А потом что-то очень больно укусило за ногу. И все. Мне стало вдруг плохо. А что было, Стас?
-Да так, что было – прошло! –Я улыбнулся. – Тебе надо пить и есть! Так что, я тебе сейчас принесу немного поесть, ладно? Обещаешь не капризничать?
Она молча повертела головой…
Я встал, и начал раздувать костер, который еле теплился под сизыми хлопьями пепла…

12 сентября
_______________________________________________

Я стоял на вершине нашей маленькой скалы, и напряженно всматривался в горизонт. Ничего… Ни малейшего движения. Не считая того случая, когда я пытался разжечь огонь сырыми листьями, вот уже полтора месяца не видел ни одного корабля.
Яна осунулась, очень похудела, и стала более грустной. Животик заметно округлился, и я стал беспокоиться еще больше. Ей бы, конечно, не помешал бы квалифицированный врач, я даже понятия не имею, что нужно женщине во время беременности. Она не жаловалась, но я часто просыпался от тихого всхлипывания по ночам…От этого отчаяние становилось все сильнее. Я старался как мог, пытаясь предугадать каждое желание, но она слабо улыбалась, и все чаще уходила под навес, где просто сидела, перелистывая наши паспорта или мой блокнот, которые я успел захватить с собой.
Далекий стрекот насторожил моментально. Я напрягся.
Сначала вдалеке мелькнул силуэт, а потом показался вертолет, как маленькая стрекоза, заходивший на крутой вираж в сторону от острова. Я заорал как сумасшедший, замахал руками. Спрыгнул вниз, чуть не свернув себе шею, и схватил белый кусок тряпки, которую я выдрал из своей рубашки, чтоб сделать сигнальный флаг. И снова замахал, пытаясь докричаться.
Вертолет сделал еще один круг, потом завис, и резко взмыл вверх. Я сорвал голос…
Яна сидела, испуганно смотрела на меня, ничего не понимая.
-Они улетели, Яна…Слышишь, эти гады улетели! Твою мать!! – Я швырнул тряпку на землю, и лег.
Она тихо подошла, присела, и начала меня гладить по голове, молча и пугающе.
-Януш…они улетели, понимаешь? – Голос предательски задрожал. – Почему? Почему так тяжело сделать круг еще в десять-двадцать километров?
-Стас, не надо…Не пугай так меня, прошу тебя! – Она тоже легла, и положила голову мне на живот. – Я вдруг слышу твой рев, ничего не понимаю… А ты, оказывается, вертолет увидел. Я так испугалась!
-Прости, Януш, не хотел! – Я протянул руку, и взял ее тонкие пальцы, чуть сжал… - Не было времени предупредить, понимаешь?
-Конечно! – улыбнулась она. – Стас, а что у нас на ужин? Твоя потрясающая рыба?
Я засмеялся.
-Яна, если б была возможность, я бы тебя не только рыбой кормил, ты ведь знаешь!
-Знаю! Ну что ж, давай свою рыбу, а потом пойдем спать, ладно? – Она встала, и протянула мне руку. – Пошли, мой рыцарь, не заставляй даму ждать!
Я вскочил и протянул ей тоже руку:
-Может, сначала дама хочет потанцевать? Или откажет рыцарю?
Она в притворном ужасе отшатнулась:
-Ну что вы! Как я могу отказать такому галантному кавалеру! Только жаль, что нет музыки…
-А я сам тебе спою, хочешь? – Я обхватил ее за талию.
Мы медленно закружились на песке. Она положила мне голову на плечо, а я тихонько запел. Слух у меня был никудышный, но я старался как мог…
Через минуту она посмотрела мне в глаза:
-Стас…
-Что?
-Спасибо.
-За что? – удивился я, остановившись.
-За то, что ты есть. За то, что я не ошиблась в тебе. Спасибо, мой родной.
Я в смущении отвернулся.
-Ну…так, все, пошли есть, моя прекрасная леди! – потянул я ее за руку. – А то я совсем сейчас расклеюсь!

Неожиданный грохот заложил уши. Я подпрыгнул и очумело завертел головой.
Даже в темноте было видно, что небо закрыли тучи. Мутные сполохи молний изредка пробивались сквозь плотные тучи. Снова грохнул гром. Первые капельки дождя попали на лицо, и вмиг стало прохладно.
Я вскочил, и кинулся к пальмам. Ведь хотел же наломать листьев уже давно, не думал, что какой-нибудь муссон или пассат, или еще что, подобрались неожиданно. Только они не предупреждают о своем появлении… Подпрыгнул, вцепился в листья, которые болтало ветром, оторвал, потом еще один, и еще. Бросился назад, к навесу, где уже сидела Яна, испуганно жавшаяся к скале.
-Не бойся, Януш, это всего лишь гроза! – Я лихорадочно накидывал пальмовые листья на навес. И снова бросился к пальмам, мне надо больше, чтоб укрыться от дождя…
Дождь хлестанул без предупреждения, резко, тугими каплями обжег спину и плечи. Я забегал еще быстрее, а потом нырнул под навес и прижал Яну к себе. Она дрожала, то ли от холода, то ли от страха…
-Я всегда боялась грозы… - вымученно улыбнулась она, крепко ухватив меня поперёк.
-Зато я не боюсь! – Я вытащил рубашку, уже изрядно ободранную, и накинул на нее. – Ничего, все будет хорошо, и никакая гроза нам не страшна!
-Нам не страшен Серый волк? – улыбнулась она, прижимаясь.
-Конечно! И в поросятах он ничего не понимает! – Я прислонился спиной к скале, которая нависала над нами, частично прикрывая от дождя, которому был не помехой наш куцый навес. Обхватил Яну, и прижал ее к себе.
Океан глухо ворочался, заставляя волны ударяться в берег, гудел в ответ на вызывающие раскаты грома, и неистовствовал под вой ветра…
Вот и пришли дожди…Завтра придется заняться крышей.

14 сентября
_____________________________________

Крышей я занялся сегодня. Дождь лил полтора суток, то переставая, то снова начиная. Хорошо, что были запасы сушеной рыбы, которую я навялил на запас. Яна не жаловалась, но все это время только тихо плакала, и куталась в мою драную рубашку.
Мне заняться было нечем, поэтому я вытащил свой блокнот, который уцелел во время аварии, и снова начал писать, просто писать, чтоб отвлечься от грустных мыслей. Писал всякую ерунду, насколько позволяли покоробившиеся от соленой воды страницы. Яна заглядывала через плечо, молча читала, иногда вставляла слова. Так мы и коротали время, пока шел дождь…
А сегодня утром дождь закончился… Я вышел из укрытия, и прошелся по мокрому песку, почесывая бороду. Если так дело пойдет, и нас не найдут в ближайшее время, то станет совсем худо. Когда придут зимние ветра, мы не выживем, это стало ясно сегодня.
Мокрый песок слегка скрипел под ногами, а темно-свинцовый океан еще покачивал тяжелые, небольшие волны, успокаиваясь. На берегу лежали выброшенные волнами комки водорослей, темно-бурые, скользкие. Я осторожно перевернул один пучок. Черт его знает, съедобный он или нет, и рисковать я не хотел. Придется заготавливать еду в прок, ловить больше рыбы. Неизвестно, насколько мы застряли здесь. Я не хотел думать о плохом…
Чуть дальше я обнаружил целый пук больших листьев водорослей, видимо, их выдрало со дна, и занесло сюда. Я схватил их в охапку и потащил к навесу. Яна непонимающе у ставилась на меня, когда я сбросил их на песок перед укрытием.
-Я это не буду есть! – заявила она, покосившись на осклизлые полоски.
-Это не для еды, солнышко! – улыбнулся я. – Я из них крышу сделаю.
-Как это?! – удивилась она.
-Очень просто! Застелю слой этими водорослями, а сверху еще один слой листьев – и тогда не страшен будет дождь! – Я осторожно сдвинул один из слоев сырых веток крыши, и начал укладывать водоросли, распрямляя их по всей длине. – Понимаешь, они вроде хрупкие, но дополнительную защиту должны дать. А дождь будет их увлажнять, так что посмотрим, что из этого выйдет.
-Откуда ты знаешь?
-Не знаю, кажется, читал где-то…
Уложил, полюбовался, и пошел за новыми листьями. Вскарабкался на пальму, и, держась одной рукой за ствол, другой начал срезать ветви ножом. Нарезав несколько, слез, и докрыл крышу окончательно. Полюбовался. Нормально вышло, так что все замечательно.
-Стас, я пойду сполоснусь, ладно? – Яна вышла из-под навеса, потянулась, чмокнула меня в щеку и улыбнулась. – Колючий-бородатый ты мой!
-А не холодно ли, купаться-то? – забеспокоился я, оглядывая океанские волны.
-Да я быстро, не беспокойся! – легко побежала она к воде. Постояла, попробовала воду ногой, разделась и осторожно вошла в воду…Русалка ты моя…
Я подумал, что не помешало бы из тех же листьев сделать хотя бы подобие стен, чтоб от ветра защититься. Придется лезть на пальмы снова…
-Стас!!
Я замер, развернулся и бросился к воде.
Яна стояла по пояс в воде, и с удивлением рассматривала что-то в воде. Я полез в воду и вытащил из воды тушку погибшей чайки, полностью запачканной чем-то буро-маслянистым. Тронул пальцем. Нефть… Схватил Яну за руку, и поволок из воды.
-Что случилось, Стас? – удивленно спросила Яна.
-Да так…- Я не хотел поверить в плохое. – Птица погибла от нефти, и если она дойдет сюда, будет совсем плохо.
Яна удивленно посмотрела на океан:
-А где нефть? Я ничего не вижу!
-Надеюсь, что и не увидишь. Мало приятного будет…
Я помнил прошлогоднюю катастрофу на одном морском побережье. Там погибло очень много рыбы и птицы, и почти на полгода были закрыты все пляжи, в самый разгар туристического сезона. Если где-то во время грозы разбился нефтеналивной танкер, и нефть доберется до нас – мы тоже не выживем. Вся рыба уйдет на глубину…
-Все нормально, Ян… Будем надеяться, что произошла какая-то ошибка, и птицу прибило к нам волной откуда-то очень издалека. – Я вздохнул.
Теперь буду ежедневно ходить ловить рыбу, пока она вся не исчезла…

18 сентября
___________________________________________
Я вышел из-под навеса, подхватил гарпун и пошел к камням на другой стороне острова. Там неглубоко, и постоянно вертелось много рыбы.
Постоял минутку, вглядываясь в горизонт, снял рубашку, потом осторожно вошел в воду. Резко выдохнул, и нырнул в ставшую уже холодной воду. Привычно огляделся под водой, выискивая цель, и двинулся дальше, на глубину. Ага, вон стая, теперь осторожно подберемся… Есть! Рыбина упруго забилась на гарпуне, но было поздно. Я вынырнул, выволок ее на берег, и со всего маху ударил ее по голове. Она дернулась и затихла. На берегу лежал огромный валун, под которым я уже давно вырыл ямку, выложил листьями пальмы, куда и укладывал пойманную рыбу, чтоб чайки и альбатросы не утащили. Еще надо поймать…
Снова нырнул. Стая все так же вертелась на месте, пугливо перемещаясь, если вдруг ее что-то настораживало. Я мог гордиться собой, что научился подбираться незаметно, подолгу оставаясь под водой. Хорошо, что у меня не было сигарет, а то совсем было бы туго.
Снова дернулся гарпун, когда я пробил рыбу. Из распоротого бока рыбы мягким облачком толкнулась кровь, окрашивая воду. Хороший улов, теперь спокойно можно передохнуть…
Перед самой поверхностью я почувствовал резкую боль в ноге, как будто полоснуло чем-то острым. От неожиданности я выпустил гарпун из рук, и моя пойманная рыба медленно пошла ко дну. Я дернулся за ней, но вдруг мелькнула быстрая тень, потом вторая. Я даже не успел ничего понять, как в ногу снова ударило болью. Я только разглядел силуэт двух рыбин, с длинной челюстью, и острейшими зубами. Барракуды…
Я рванулся к поверхности, стараясь не вдохнуть по горячке. Выпрыгнул на поверхность, судорожно втянув в себя воздух. И заорал от дикой боли, когда почувствовал, как за укушенную лодыжку кто-то вцепился зубами, с хрустом разрывая мышцы. Кто-то очень сильный, гораздо сильнее барракуды, схватил меня, и поволок вниз. Я только успел вдохнуть…
Под водой извернулся, и сердце остановилось от страха. Вокруг меня кружили две акулы, метра по три длиной, с кривыми зубами, выступающими немного из пасти. Третья крепко держала меня за ногу, и неуклонно куда-то тащила. Остальные кружились рядом, иногда подплывая вплотную, ткнулись пару раз в руки, в лицо. Черт…
Хруст отрываемой плоти я почувствовал через секунду. Чуть не вдохнул воздух, дернулся, чувствуя, как оставляю в пасти приличный кусок своей плоти. И метнулся к поверхности. Главное, чтоб за мной не погнались…
Меня спасло только то, что акулы отвлеклись на пойманную мной рыбину, которую успели порвать барракуды. Теперь же барракуды вертелись неподалеку, наблюдая, как акулы набросились на белеющие куски рыбы, медленно идущие ко дну.
Я взвыл, когда коснулся раненой ногой дна у самого берега. Пополз, оставляя кровавую полоску на подсохшем песке, и, когда до воды осталось приличное расстояние, обессилено откинулся на песок, стараясь успокоить рвущиеся легкие. Перевел взгляд на ногу.
У меня не было половины ноги…Ниже колена нога оканчивалась кровавыми ошметками, с сизыми прожилками. И только сейчас пришла боль…
Катаясь по песку, стиснув зубы, я как-то умудрился добраться до рубашки, накинул ее выше колена, и туго стянул, стараясь хотя бы остановить кровь, которая продолжала течь, заливая потихоньку песок. В ушах стучало и шумело. Главное – не отрубиться сейчас, добраться до навеса…
Никогда не думал, что так тяжело ползти по песку. Но мне это было простительно, одноногому. Что я потерял ногу, это я осознавал, но что навсегда…Я гнал эту мысль, стараясь думать о том, как мы теперь будем выживать. Выходило, что все не так уж плохо. Рыбы пока достаточно, про запас я за эти три-четыре дня наловил предостаточно, чтоб хватило отсидеться, пока нога заживет. А там…Я не хотел думать, что будет «а там».
Еще немного…за этим маленьким пригорком – наше убежище…совсем немного осталось…больно…
И почему так стемнело? Ведь еще только утро…

Потом начались какие-то обрывки…бледное, заплаканное лицо Яны…жар, который полыхал в разорванной ноге…и снова черное небо…чьи-то руки, заботливо вливающие мне в рот воду…тянущая, выматывающая боль…холодные капли дождя, иногда падающие на лицо…и чье-то тело, теплое и нежное, прижимающееся ко мне…кто-то поправляет повязку на ноге, стараясь сильно не задевать открытую рану…и эта чертова боль, от которой нет спасения…холодно, очень…меня заботливо кутают, и смачивают мои потрескавшиеся губы…как же я устал…черный-черный глубокий колодец, и меня опускают туда, связанного по рукам и ногам, не давая вздохнуть…а потом чуть легче…отпустите меня…пожалуйста…

30 сентября
________________________________________________
Нога ныла, не то, чтобы сильно, но настойчиво билась болью, пульсируя где-то внизу…И очень хотелось пить.
Я открыл глаза. Пошарил рукой, просто так, чтоб понять где я. Слабость, какая-то опустошенность…Яна! Резко сел, но голова отозвалась раскаленным взрывом, и я снова рухнул на песок, пытаясь побороть подкатившую тошноту. И снова медленно сел. Огляделся, и облегченно вздохнул.
Яна спала, свернувшись клубком под скалой, кутаясь в обрывок той тряпки, из которой я сделал сигнальный флаг.
-Яна… - тихо позвал я. – Януш…
Она чутко открыла глаза, и настороженно подалась ко мне.
-Как ты, мой родной? – протянула она руку, и дотронулась до моего лба. – Ты себя как чувствуешь?
-Да вроде нормально. Ты как? Давно я так лежу? А то почему-то мне показалось, что вдруг стало темно, и я хотел тебя позвать, да получилось, что…
-Двенадцать…
-Что – двенадцать? – остановился я.
-Двенадцать дней ты был без сознания, Стас… - Она вдруг заплакала, тихо всхлипывая.
Я онемел. Посмотрел на свою забинтованную ногу. Она аккуратно забинтована, и не видно тех кусков разорванных кусков плоти…
-Яна, а…ты отрезала лишнее?
Она кивнула, не переставая всхлипывать.
-Оно болталось, и…потом начало воспаляться, а я это…отрезала…прости…
Я протянул к ней руку:
-Иди ко мне! – Она села рядом, и обхватила меня. – Правильно сделала, солнышко…
Она заплакала еще сильней. А я гладил ее по голове и молчал.
-Стоп! – Я отклонился и посмотрел на нее. – А что ты ела все это время?!
-Рыбу, которую ты наловил. Но она уже закончилась…Позавчера.
-Что?! – Я дернулся и тихо ругнулся от боли. – Блин…Я сейчас, Януш! Сейчас…
Я попытался освободиться. Плевать, что нога болит, надо что-нибудь съедобное найти. Черт…как же все плохо…
-Стас, подожди, Стас! – Яна удержала меня, прижав к себе. – Не надо, не ходи! Ты куда?
Я сжал зубы.
-Тебе надо есть! И мне надо! Я сейчас что-нибудь найду, Ян…
-Ты не сможешь ничего найти, Стас. Нефть разлилась, и до нас пришло. Все, Стас…Рыбы нет, все.
-Что?! – Я сел обратно, не сводя с жены глаз. – Януш…как же так? Господи!!!
Я снова дернулся, и выполз наружу.
Заметно похолодало. Океан стал более мутным, тяжело волнуясь тяжелыми, почти черными волнами. Судя по всему, совсем недавно прошел дождь, песок был еще мокрый. Небо, с темными прожилками туч, на глазах постоянно менялось, набегали тучи, которые в клочья на высоте рвал ветер.
Весь берег острова был покрыт жирным, сизо-черным слоем мазута… Я в отчаянии остановился, не обращая внимания на набухающую снова от крови повязку, и разглядывал гигантское пятно, которое неторопливо наплыло на наш островок. Так вот почему волны черные…Я даже примерно не мог представить, насколько большим было пятно. Виднелись тушки рыб, черных и мертвых, изредка разбросанных по берегу. Чуть в отдалении набегавшие волны размеренно лизали какую-то мертвую птицу, тоже всю покрытую склизкой черной массой…
Я молча сел на песок, и посмотрел на небо.
За что, Господи? Я не верил в тебя, но я верил тебе…Всегда. Но за что? И моему еще не родившемуся ребенку – за что? Ладно… Возьми меня, если так нужен, но убереги ее, ребенка. Я никогда у Тебя ничего не просил, а теперь прошу. От той безысходности, в которую попал я и она. Прошу Тебя…
-Стас… - Яна села рядом, и осторожно тронула повязку на моей ноге. – Пойдем… Тебя надо перебинтовать, слышишь? Пойдем! Стас, я прошу тебя!!
Я встал, и, прыгая на одной ноге, держась за ее плечо, попрыгал к навесу. И только сейчас заметил, что вокруг навеса было уложено несколько небольших камней, наподобие стены, хоть немного прикрывающей от ветра. Я остановился.
-Яна, это ты их сюда притащила? – Она кивнула. – Ты с ума сошла!! Ты что?! А о ребенке подумала?!
Она виновато опустила глаза:
-Я очень осторожно, Стас! Катну – посижу, катну – еще раз посижу, правда! Видишь, все нормально, мы живы и здоровы! – Она несмело улыбнулась и погладила живот…
Я вздохнул, и порывисто прижался к ней.
Надо насобирать нефти с воды, да хотя бы с помощью тряпки, и поджечь как-нибудь, может и получиться. Если будет гореть, то черный дым будет видно далеко…


10 октября
_______________________________________
Осталось только пить и… Мне не хотелось умирать…Но еще меньше я хотел, чтобы Яна умерла.
Как ни странно, но беременность сохранилась. Яна совсем стала плохая, и плохо передвигалась, стараясь лежать все время. Пила воду, лежала, и снова пила, изредка оглядывая океан. И, слабо улыбаясь, тихо рассказывала, как внутри ее маленький кто-то начинает изредка беспокоить ее, напоминая о себе шевелением…
У меня все время открывалось кровотечение, хорошо, что нога, к моему удивлению, не стала гнить. Я этого боялся больше всего.
Огонь тоже не потухал. Я как-то умудрился развести его, в редкие минуты солнечных проблесков на небе, и теперь он просто чадил, разгоняя медленный, жирный черный дым наверх. Хорошо, что в эти дни было почти безветренно.
Я положил в костер небольшой плоский камень, и теперь поливал его нефтью, обильно вымачивая тряпку в прибрежной воде. Сырая, перемешанная с водой нефть поначалу капризничала, разбрасывая небольшие водяные катышки, но потом успокаивалась, и начинала неторопливо гореть…
Правда, хватало ее ненадолго. И тогда снова приходилось ползти к воде.
Поджечь саму нефть в воде я не рискнул, я боялся, что мы умрем гораздо раньше, задохнувшись в чадящем, прогорклом дыму. Разлитая нефть давно уже опоясала весь наш островок черной кляксой, уходя все дальше, и изредка выбрасывала на берег все новые жертвы, которые угодили в ее липкие объятия.
Я понял, что я умру раньше жены, но изо всех сил старался об этом не думать. Мне б только дождаться, когда нас кто-нибудь заметит.
У меня все хуже сворачивалась кровь, и утрами я обнаруживал вновь набухшую, всю в пятнах повязку на ноге. Боль уже потихоньку уходила, или я просто с ней свыкся, не знаю. Я просто умирал…И это было обиднее всего, зная, что я так и не смогу позвать на помощь…

У меня еще остались силы держать ручку. И я решился, зная, что ничего лучше уже не выйдет, так хоть немного продлить жизнь получится.
Я вспоминал все, что когда-то читал или слышал об этом. И писал, стараясь, убедить, что так лучше, что это надо. Что вот-вот, совсем скоро – и нас обнаружат, не может быть, чтоб не нашли, правда, Януш? А тебе нужно еще родить дочку…ладно, ладно, сына. Все будет хорошо, я обещаю. Но у меня просто нет сил, я потерял очень много крови, и с природой не поспоришь.
Прости меня, моя хорошая, но так надо…Поверь мне еще раз, прошу тебя!
Так на……….


16 октября
_____________________________________________
Первый помощник Джек Стайлз лениво просматривал судоходные карты, пытаясь определить, куда еще дальше могла пойти эта чертова нефтяная лужа. Из-за этой старой развалины, танкера «Дори», который в ураган развалился, выбросив в океан тысячи и тысячи галлонов нефти, они теперь шли вдоль границы нефтяного разлива, стараясь не влезть в самую гущу.
Вертолеты, принадлежащие их компании, кружили над пятном, распыляя порошок, от которого нефть собиралась на поверхности большими, тяжелыми шариками. А траулер, на котором работал Джек, шел следом, собирая специальной драгой эти самые шарики…Работа тяжелая, но хозяин компании пообещал хорошие сверхурочные, если они соберут все побыстрее. Джек вздохнул, почесал давно немытую голову, и вышел на палубу.
Его окрикнул рулевой, парень, который работал у них по контракту. Андрей, кажется, парень неплохой, и в работе толк понимал…
-Джек! Сможешь подняться сюда? – окрикнул Андрей, который стоял на смотровой вышке, которая находилась прямо над рубкой рулевого.
Джек пробормотал себе под нос что-то, и полез по трапу наверх, остановился возле Андрея:
-Чего тебе? Опять хочешь повышения зарплаты? Мы уже об этом…
Вместо ответа Андрей ему сунул в руки бинокль, и ткнул пальцем вперед. Джек поднес бинокль к глазам, и замер.
Впереди маячил маленький островок, который даже не нанесли на карту, он это помнил точно, он всегда помнил все карты. Но удивило не это…
С одного края острова поднимался небольшой, густой дым. Несомненно, горела нефть. Джек ругнулся. Каким-то образом загорелась нефть, и теперь запросто могла вспыхнуть и вся лужа…
Он прыгнул вниз, и закричал во всю глотку, чтоб срочно спускали на воду шлюпки, прихватив огнетушители. А потом встал, широко расставив ноги, исподлобья наблюдая, как несколько матросов суетятся на палубе, распахивая брезент, которым закрывали лодки…

-Сэр! – заорал один из матросов. – Сэр, скорее сюда!!
Они высадились на остров с подветренной стороны, где лежали камни. Тяжело топая ботинками, Джек направился к матросам, которые столпились у небольшой скалы. Когда он подошел, матросы расступились, и Джек похолодел…
Под небольшим, истрепанным ветрами навесом лежало два тела. Женщина, и, кажется, мужчина. Даже одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что он был мертв. Одна нога, чуть ниже колена, отсутствовала, перетянутая грязной повязкой, в бурых, потемневших пятнах. Мужчина лежал на боку, вытянув левую руку вбок…
Рядом лежало тело женщины, молодой, с изможденным, посиневшим лицом. Джек с непривычной для него жалостью, отметил, что женщина была беременная. Она обхватила мужчину руками, и казалось, что они просто спят…
-Господи…сэр… - жалобно протянул один из матросов. – Они умерли, да?
Джек молча подошел, и, наклонившись, прикоснулся сначала к шее мужчины. Мертв, это он уже понял. Потрогал шею женщины, и, к своему несказанному удивлению, ощутил, как едва уловимо дрогнул пульс, отозвавшись на его прикосновение…
-Твою мать!! Она еще жива!! – Джек легко подхватил тело женщины, и поволок к лодке. – Что стоите, остолопы?! Бегом, бегом!! Подобрать все, огонь потушить, заберите тело! Бегом!!!
Матросы вмиг очнулись и бросились исполнять приказания, суетясь, и натыкаясь друг на друга…

17 октября
_________________________________

Капитан Фил Джонс сидел в тяжелых раздумьях. После того, как на борт доставили тела женщины и мужчины, найденные на безымянном острове, вся работа пошла насмарку. Он не переживал из-за остановки работы, он был неограничен во времени. Он переживал из-за женщины.
Корабельный врач, Том Кёрби, и его помощник утверждали, что женщина в тяжелейшем состоянии. Но они теперь уверены, что так просто не отпустят ее с этого света. Чудом еще было, что ребенок, которым она была беременна, живой. Джонс только что вернулся из медицинского блока, где понаблюдал за этой женщиной, подключенной к системе жизнеобеспечения, всю опутанную проводами и капельницами… Что ж, будем верить и надеяться, вздохнул Джонс.
-Можно? – постучали в капитанскую каюту. Дверь открылась и вошел его помощник, Джек Стайлз, с немного растерянным лицом. – Сэр? Вы не заняты?
-Входи, раз пришел… - буркнул Джонс. – Что опять произошло?
Джек присел на краешек дивана, протянул руку к виски, стоявшему на столе, и отпил прямо из горлышка. Джонс нахмурился, но промолчал.
-Сэр… - Стайлз выдохнул, и поставил бутылку на стол. – Сэр, тут такое дело…
-Ну! – подстегнул его капитан.
-Кёрби провел вскрытие трупа мужчины. Он умер от потери крови, от голода и обезвоживания. Ну, голод еще понятно, а вот обезвоживание – это странно.
-Чего тут странного? – возразил Джонс, и тоже налил себе виски. – Посмотрел бы я на тебя, если б ты с одной ногой, без еды бегал…
-Не спорю, сэр! Но теперь обнаружилась еще одна странность, сэр! И повергло ребят в шок. Вы знаете, что она ела его мясо?
-Кого?! – поперхнулся капитан, поставил стакан на столик, и вытерся рукавом.
-Мужчины. Да-да, не смотрите так на меня! - Джек нервно вздохнул. – С его бока мясо было срезано ножом, который мы обнаружили в ее руке. Мы не обнаружили рядом с ней срезанные куски. И пришли к выводу, что она их съела!
Капитан нахмурился еще больше.
-Жаль, что мы не умеем читать по-русски… - продолжил Джек. – Там еще блокнот под ней лежал, с кучей записей, вот бы узнать, что произошло… Стоп!
Джек подскочил, и выбежал наружу, пошумел немного и вернулся:
-Совсем забываю, что есть у нас в команде русский! – Он откинулся на спинку, и снова протянул руку к бутылке.
Постучали, зашел Андрей, теребя в руках черную теплую шапочку. Джонс молча кивнул на кресло, и пальцем подвинул блокнот, с помятыми, чуть пожелтевшими страницами:
-Это по-русски? Прочесть сможешь?
Андрей кивнул, взял блокнот, полистал, иногда просто быстро пробегая глазами. А потом вдруг замер, остановившись на одной из страниц. Помертвел лицом, и медленно заговорил, переводя слова на английский…
«Яна, моя хорошая…Я просто хочу попросить прощения. Но у меня нет сил, я умираю… Я очень бы хотел повернуть все вспять, и этот чертов отпуск, и это путешествие, но не могу. Я почему-то уверен, что нас скоро найдут, но только я не дождусь. Я знаю…Просто знаю. Обещай мне, что ты останешься живой, что ты благополучно родишь, и вырастишь ребенка. Моих заработанных денег тебе хватит на очень долго. У меня к тебе есть еще одна просьба, мой милый человечек. И снова умоляю выполнить ее. Только так ты сможешь продержаться еще долго.
И помни, что я просто люблю тебя…Прости»
Ниже шла инструкция по засолке и вялению мяса. Его плоти. Которую он пожертвовал, чтоб спасти умирающую жену и ребенка…
Джек схватил бутылку и припал надолго к горлышку. Джонс выхватил бутылку у помощника и тоже припал, опустошив ее почти на треть. Сунул виски Андрею, который молча смотрел на исписанные листки блокнота. Тот кивнул и отпил глоток.
-Так…получается, что он ее попросил? – спросил капитан, посмотрев на Андрея. – Он попросил питаться его мясом?
-Не совсем… - Андрей осторожно положил блокнот на край столика и встал, комкая шапочку, и пошел к двери.
-А что же тогда? – удивился Джек, пряча блокнот в карман.
Андрей остановился, обернулся и тихо сказал:
– Он просто подарил ей свою жизнь…
3
2365
8 июня 2007
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
Мимозы

Дед вытащил дрожащую руку из кармана, на его ладони лежало, три бумажки по рублю. - Хозяюшка, у меня есть три рубля, может найдешь для меня веточку на...

РаботаРабота

Как-то раз один человек вернулся поздно домой с работы, как всегда усталый и задерганный, и увидел, что в дверях его ждет пятилетный сын....

Разговор, которого не было

– Ну, здравствуй, старый товарищ.Молчание.Он положил руку на борт. Знакомое ощущение чуть шероховатой краски, теплый металл подрагивает от далекого гу...

Загрузка...
Комментарии

Hartigen
29 мая 2010 13:00
ничего хуже в жизни не читал. какойто неадекватный сопливый бред

Tugcrereled
17 июня 2011 17:42
Если вы решились скачать бесплатно торрент , попробуйте быть готовым к приятным
неожидоннастям, начиная от забравшегося в ваш компьютер вируса и заказнчивая
непрерывным стуком в вашу дверь от милицейского патруля, который хочет забрать
ваш компьютер и проверить его на наличие взломанных игр и фильмов.

Tugcrereled
19 июня 2011 11:38
Если вы решились настройка utorrent , постарайтесь быть готовым к различным
проблемам, начиная от забравшегося в ваш компьютер трояна и заказнчивая
настойчивым стуком в дверь от полицейского патруля, который имеет ордер, чтобы забрать
ваш лаптоп и проверить его на наличие ворованных игр и фильмов.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Суббота, 03 Декабря
USD 1.9703
EUR 2.1019
RUB 0.0307
Suum_cuique 3 минут назад
Цитата: denke
Еще одно глупейшее действие, попытка доказать нелинейную жизненную логику путем решения математических или иных линейных задач.

я хотел ему тоже самое написать. но мне стало лень, по той простой причине, что он начнёт петушиться и кукарекать, и выносить мне мозг.

ну, давайте я найду ахеренно сложные философские фрагменты. и, как маб, напишу, кто не понял - тот придурок )
вариаций можно придумать массу. и вместо философского фрагмента, например, задачку элементарную по программированию )
denke 4 минут назад Еще одно глупейшее действие, попытка доказать нелинейную жизненную логику путем решения математических или иных линейных задач. Mab 4 минут назад
Цитата: Suum_cuique
ну, тогда хера ты мне мозги пили про решение, если его нашёл? )

Ну так нужно чтобы каждый сам смог решить эту задачку. А не найти решение в инете.
Suum_cuique 5 минут назад
Цитата: Mab
И решение нашел. Оно должно было быть рядом с ответом.

ну, тогда хера ты мне мозги пили про решение, если его нашёл? )
ты там со своей курицей окончательно епанулся, что ли? )
Mab 6 минут назад
Цитата: Suum_cuique
ответ нашёл, а решение не нашёл? )

И решение нашел. Оно должно было быть рядом с ответом.
Suum_cuique 8 минут назад
Цитата: PROSTO CHEL
Жизнь скучна и бабок нет, ещё и электричество за неуплату вырубили, завтра воду отключат. Вообщем полный пипец. Вот и сижу тут от некой делать в полной темноте и пизжу соседский вай-фай((

типичный житель г. Минска, столицы. не переживай, тут у всех так.
тут только мабик шикует на родительские деньги.

Цитата: Mab
А ты посмотрел ответ просто. Ибо решить такое невозможно.

а я пытался найти ответ. но не нашёл. ех...
теперь буду знать )
ответ нашёл, а решение не нашёл? )
Mab 10 минут назад
Цитата: Vardisodo
ты решил? У тебя тоже 7?

Я не решил.
Цитата: Vardisodo
У тебя тоже 7?

А ты посмотрел ответ просто. Ибо решить такое невозможно.
PROSTO CHEL 10 минут назад Suum_cuique,
Жизнь скучна и бабок нет, ещё и электричество за неуплату вырубили, завтра воду отключат. Вообщем полный пипец. Вот и сижу тут от некуй делать в полной темноте и пизжу соседский вай-фай((
Новости от партнеров

ИНТЕРЕСНОЕ:

Загрузка...