РЕКЛАМА

Загрузка...
' />

Защитники Трои

Книга стихов, Ю.Шевчук (остальная часть)
Защитники Трои


Зима, охотясь в феврале

Зима, охотясь в феврале,
Вела карающие тени
По следу запаха сирени,
Родившей тайно на заре.

Она в окно на белый иней
Смотрела молча и пряла
Живое лето, вечер синий,
А ночью тихо умерла

Куря над выжившей строкой,
Я открываю воскресенье
И Вознесенье над рекой.


Небо на земле

Там, где тьма стоит до света, где небритые умы,
В смысл не веря от Завета, чтут наказы из тюрьмы,
На спине таскают время да ссыпают на весы,
Чистят мраморное темя, кормят Спасские часы,

Днем кряхтят под образами, воют в небо по ночам,
Не в свои садятся сани, а потом все по врачам.
Сколько буйных с плеч срубили, не пришили ни одну
Тянут песнь, как деды жили, сами мрачно да по дну

Берегут до первой смерти, отпевают до второй,
Всех святых распяли черти, Бог, наверно, выходной.
Все не в масть, да все досада, света тьма - да света нет.
Завели хмыри в засаду и пытают столько лет.

Днем со свечками искали выход в жизнь, где все не так,
Дырок много, все слыхали, а не выскочить никак.
Там, где тьма стоит у света, там, где свет всегда у тьмы,
От Завета до советов бродят странные умы.

Волосатыми глазами шьют дела, куют детей,
Запрягают летом сани и похожи на людей.
Эй, прокашляй, вша живая, спой негромко под луной
Как я, на груди сарая, спал счастливый и хмельной.

Снились времена другие, мир без дури и войны,
Девы стройные, нагие, парни - крепкие умы
Что принес благие вести пьяный ангел на крыле.
Все мы на перине, с песней, строим небо на земле.


Расстреляли рассветами

Расстреляли рассветами память, бредущую в поле,
Исходили всю воду, а берега до сих пор нет.
Поменяли не глядя на счастье свободную волю,
Да пожгли фонари, не познав, где кончается свет.

Я не сплю, мое время, как смертник скребет по бумаге ,
Я в конюшне для птиц, я в плену отношений ко дну.
У бездомного пса видишь больше ходячей отваги,
Как, подняв свою лапу, он лечит больную страну.

Сколько веры в огне, сколько верности в тающем снеге…
Так темно, я в аду иль за пазухой брата Христа.
Ты бросаешь цветы на могилу, закутавшись в неге,
Я лечу, как солдатики в счастье, с гнилого моста.

Съели жизнь в одночасье, десерт, - как всегда, будет голод,
Мы бросали слова в рок-н-ролл, как незрячих щенков.
Рано утром в тумане теплом отражается холод -
Блеск ненужных и сданных в уценку счастливых подков.

Я не знаю, как жить, если смерть станет вдруг невозможной.
Память вырвать не просто, как выклянчить песнею дождь,
Имена на дверях перелистывая осторожно,
Не заметишь, как на пол гербарием выскользнет вождь.

Раздарил всем по сердцу, себе ничего не оставил,
Чьи-то звезды вокруг, а мои перекрестки пусты.
Вот и кончился пир, я последнее в брюки заправил,
Мы поклонникам вместо автографов ставим кресты.

Золотая луна, цвета спелого, зрелого яда,
Как стрелок за окном, целит мне в оловянную грудь.
Все года - по домам, провожаю последнего взглядом,
Твое вечное, знаю - запомнит и наше чуть-чуть…


Луна зевает на тропарь

Луна зевает на тропарь,
Комета подметает лед,
Собака воет на фонарь,
Сижу в снегу, как идиот.
Мне чудится, будто открылся мне Будда
Бреду по бесплодному, грязному лесу,
Грызу с голодухи костлявые ветки,
Лосиные мухи терзают завесу
Реальности в самострадающей клетке.
Падшие ангелы спят в моей шкуре,
Страх, рефлексия, охотники, волки
Сшибают рога, я читал в партитуре
Про свободную жизнь, а зубы на полке.
Я сижу в снегу, в хлев манит теплый бес.
Пардон, не смогу. Сбегу, я выбираю лес.


Иудей в третьем Рейхе каменном

Иудей в третьем рейхе каменном,
С номерами цивилизации,
За московской стеной засаленной
Я сутулой брожу информацией.

Не убито лицо еще голодом,
Все же пищи небесной хочется.
Полусердце не крыли золотом,
Но ведь есть и во мне от зодчества.

Что-то есть и во мне от радио,
Сериала любовной повести.
Я, как Цезарь, глотаю стадии
Во дворце, где зарежут новости.

Еще несколько миль до старости,
Боль пространство скрутила временем.
Умереть молодым, да в радости -
Значит встретиться с собственным теменем.

Мне другого хотелось бы творчества,
Звезды - тексты его аннотации.
Как пошляк на смешной презентации,
Поднимаю тост за одиночество


Вороны

На небе вороны, под небом монахи,
И я между ними в расшитой рубахе,
Лежу на просторе, легка и пригожа,
И солнце взрослее, и ветер моложе.

Меня отпевали в громадине храма,
Была я невеста, прекрасная дама.
Душа моя рядом стояла и пела,
Но люди, не веря, смотрели на тело.

Судьба и молитва менялись местами,
Молчал мой любимый и крестное знамя,
Лицо его светом едва освещало,
Простила его. Я ему все прощала.

Весна задрожав от печального звона,
Смахнула три капли на лики иконы,
Что мирно покоилась между руками.
Её целовало веселое пламя.

Свеча догорела, упало кадило.
Земля застонав, превращалась в могилу.
Я бросилась в небо за легкой синицей.
Теперь я на воле, я Белая Птица.

Взлетев на прошанье, кружась над родными,
Смеялась я, горя их не понимая.
Мы встретимся вскоре, но будем иными.
Есть вечная воля, зовет меня стая.


Актриса-Весна

Актриса Весна после тяжкой болезни снова на сцене.
Легким движеньем вспорхнув на подмостки оттаявших крыш,
Читает балет о кошмарной любви и прекрасной измене,
Танцует стихи о коварстве героев и верности крыс.

Овации улиц раскрасили город священным зеленым.
От этой молитвы обрушилось небо лавиной тепла.
Несмолкаемый бис площадей засиренил галерки влюбленных.
В залатанных фраках фасадов заполнили партер дома.

Солнце-генсек мусолит лорнет в императорской ложе.
Мрачно ворчит о расшатаных нервах, что греть не резон.
Приподнимает за подбородки улыбки прохожих
И, крестясь, открывает семьдесят пятый театральный сезон.

Актриса Весна! Актриса Весна!
Позволь нам дожить, позволь нам допеть до весны


Летели облака

Летели облака,
Летели далеко,
Как мамина рука,
Как папино трико,

Как рыбы-корабли,
Как мысли дурака,
Над стеклами земли
Летели облака.

Летели купола,
Дороги и цветы,
Звоня в колокола
Беспечные, как ты,

Как капли молока,
Как здравствуй и прощай,
Как недопитый чай,
Летели облака

Летели кирпичи,
Солдаты старых стен,
Драконы перемен,
Богема и бичи.

Нестрашная война,
Не горькое вино,
Печальная страна,
А в ней твое окно.

Летели не спеша,
Порхали неглиже,
Как юная душа,
В сгоревшей парандже,

В Даос и Вифлеем,
К окраине земли,
От глупых теорем,
Оставленных в пыли.

Зажгу на кухне свет,
Из века-сундука,
Где крылья много лет
Искали седока,

Достану, разомну,
Пристрою на спине
И запущу весну,
И облака во мне.


Метель

Коронована луной,
Как начало, высока,
Как победа, не со мной,
Как надежда, нелегка.

За окном стеной метель,
Жизнь по горло занесло,
Сорвало финал с петел,
Да поела все тепло...

Ищут землю фонари,
К небу тянется свеча,
На снегу следы зари -
Крылья павшего луча.

Что же, вьюга, наливай,
Выпьем время натощак,
Я спою, ты в такт пролай
О затерянных вещах.

О надежном и простом,
Главном смысле бытия
Мы доспорим, а потом,
Не прощаясь выйду я…

Осторожно, не спеша,
С белым ветром на груди,
Где у вмерзшей в лед ладьи,
Ждет озябшая душа


Чудо-рыба

Нам дороже всего наши дети,
Но эти сны, как всегда, о тебе.
Чудо-рыба попалась к нам в сети,
И время двинулось вверх по резьбе.

И открылись чугунные двери
На вершине застывшего дна,
Подсознанье покаялось вере,
И вернула нам небо она.

Там, где ждут говорящие реки,
Мы под радугой спали вдвоем,
Целовались горящие веки,
Обнимая живой чернозем.

Были днем мы всевидящим светом,
Звездной ночью - всезнающей тьмой,
Плыли травами, облаком-летом,
Первым снегом молчали зимой.

Чудо-юдо, священная рыба,
На спине наш серебрянный дом,
Мы с тобой наблюдаем, как глыба
Бирюзовым играет хвостом.

Проплывем вместе с ней бесконечность,
Нам ее проклевала сова,
В небесах собирая беспечно
Золотые кометы-слова


Суббота

Суббота. Икоту поднял час прилива.
Время стошнило прокисшей золой.
Город штормит, ухмыляется криво,
Штурмом взяв финскую финку залива,
Режется насмерть чухонской водой.
Серое нечто с морщинистой кожей,
Усыпанной пепельной перхотью звёзд,
Стонет и пьёт одноглазая рожа.
Жалко скребётся в затылке прохожий,
Бледным потомком докуренных грёз.
Траурный митинг сегодня назначили
Мы по усопшей стране, господа.
Все песни - распроданы, смыслы - утрачены.
Где вы, герои войны и труда?
Заколотили мы в рощу дубовую
И закопали её под Невой.
Надо бы, надо бы родить бабу новую,
Светлу, понятну, идейно толковую,
Да грешный наследный вредит геморрой.
Кладбище. Небо, хлебнув политуры,
Взракетило дыбом антенны волос.
Мне снится потоп сумасшествий с натуры:
Пушкин рисует гроб всплывшей культуры,
Медный Пётр добывает стране купорос!
Медный Пётр добывает стране купорос!
Медный Пётр добывает стране купорос!


Карась

Вот на столе аквариум, в нем плавает карась
Зеленый, недоваренный, порезанная пасть.
Его, детину скромную, лихие рыбаки
Забрали ночью сонного из озера-реки.
Бедняга глупо тычется в прозрачное стекло
Эй, масло, соль – отыщутся? Поджарить нам его!


Коммунальная 1991 года

Что видишь ты, Андрюша, где витаешь?
Я битый час жду с поднятой рукой.
За Васькин остров выпить предлагаешь,
А сам, как "Пётр" над Невой.
А за стеной, в нестиранной рубашке,
Сосед-блокадник, Толя, тоже пьёт.
Он гитарист, он только что из "Пряжки",
Как падает он шумно и встаёт!
Он музыкант, он сочиняет пьесы.
За стёклами метровой толщины
Плывут глаза - архангелы и бесы,
Багровый нос - наследие войны.
Он болен, рыхл, огромен, но воздушен.
Гитара тонет в траурных руках,
В отёкших пальцах маленькой души
Да уши в туше, павшем в небесах.
А мы лежим на стоптанном диване,
Кот "Перестройка" будущей бедой
Урчит в ногах, а в комнате-стакане
Собачка "Гласность" бредит колбасой.
Поставь "Полис", пожалуйста, Андрюша,
А то давай возьмем еще вина.
Блокада новая терзает наши души,
Нас окружила страшная страна,
Нас обложили, предлагают сдаться,
Давай нальём за родину, за мать!


Народная песня конца XX века

Распродайте нашу боль, господа бизнесмены,
Украдите нашу горечь, господа воры,
Ослепите нашу правду, фонари измены,
Обломайте нашу волю, мастера игры.

Заболтайте наши песни, господа ди-джеи,
Нарисуй чужие лица, юный визажист,
Да припудри-ка получше на следы на шее,
И на тот свет выдай визу, старый паспортист.

Оросите нас слезами, мальчиши-демократы,
Разорвите наше знамя, плохиши-большевики,
Расстреляйте нашу память, убиенные солдаты,
И, забрав любовь, надежду наколите на штыки.

Ночь готова ко всему, ей не важно, что случится.
На привале греем руки мы у вечного огня.
Все пропало, только Вера в темном небе, как жар-птица
Изумрудным косит глазом на тебя да на меня.


Сказка-быль

В Эрмитаже, в обшарпанной зале,
На прикрепленном пьедестале
Смотрит грозно, как смерть, как гора
Восковая фигура Петра.

Как живое - обличье Петра.
Сотни лет на потомков глядело,
Как они непочтительно-смело
Обсуждали его, "трузера".

И свершилось! Фигура творца
Крепко пальцы холодные сжала,
Вдруг рванулась - и побежала
Вон из тягостного ларца!

Разлетелась звенящею пылью
Вековая Петрова ограда,
И по улицам шумного града
Он прошел леденящею былью


Был яркий день...

Был яркий день, ушедший сухо прочь
Я без потерь живу вторые сутки,
И ты не верь, не верь осенней утке,
Что о беде кричала в эту ночь.


Вологда

Уткнулась Вологда в обрывы,
Вцепилась в небо и кусты
Вдоль берегов играют ивы
Да лают пьяные скворцы

Здесь церкви будто не ломали,
Здесь бородатые мосты
Сарай и пышные дворцы,
Наверно, и не воевали

А как все тихо, пустоБабы
Белье полощут на реке
Дороги, пыль, бурьян, ухабы,
Закат зевает вдалеке

И трудно верится, что пало
То, с чем боролась вся страна!
Гнилая баржа-старина
На якорь здесь печально стала.


Сергею Броку

Разгребая ручищами воздух,
Выдвинув тела лестницу,
Покачиваясь над толпой,
В обнимку с гремящим голосом,
Кося лошадиными фарами,
Наполненный пьяными чарами,
Вскрывая штыками ног,
Животы прыщавых дорог,
Шагает печальный Брок!
Вертикалится он, дон-Кихотится,
Белозубо кокеткам скалится,
Наблюдая, как небо старится,
Как каналы тоской беломорятся!


В последнюю осень

Последняя осень, ни строчки ни вздоха.
Последние песни осыпались летом.
Прощальным костром догорает эпоха,
И мы наблюдаем за тенью и светом.

Осенняя буря шутя разметала
Все то, что душило пас пыльною ночью.
Все то, что играло, давило, мерцало,
Осиновым ветром разорвано в клочья.

Ах, Александр Сеергеевич, милый,
Ну что же Вы нам ничего не сказали
О том, как дышали, искали, любили,
О том, что в последнюю осень Вы знали.

Голодное море, шипя, поглотило
Осеннее солнце, и за облаками
Вы больше не вспомните то, что здесь было,
И пыльной травы не коснетесь руками.

Уходят в последнюю осень поэты,
И их не вернуть - заколочены ставни.
Остались дожди и замерзшее лето.
Осталась любовь, и ожившие камни.

В последнюю осень


Иногда я Моцарт

Иногда я Моцарт, иногда Сальери
Стал петлёю в нотной в потном англитере
Окна на Исааке, купола под снегом
Старые амфибрахи заметают следом

Вьюга замотала, хочется напиться
Стать пустым каналом или мёртвой птицей
Хочется покоя, ангелов на крыше
Выйти из запоя и чтоб всё потише...

Хочется иного неба и обоев
Петербург, не ново умирать тобою
Поечму я лезу в петлю в англитере?
А нужно до зарезу это новой вере

Что же, получите короля Пальмиры!
Только не ищите, нет в карманах лиры
Я её поставил под Рязанью в сени
Иногда я Сталин, иногда Есенин


Питер

Он дышал, как река подо льдом,
Он молчал, как следы на песке,
На камнях, под холодным дождем,
Он темнел, как дыра на виске,

Он смотрел на замерзший залив,
Он людьми одевал берега,
Наблюдал, как в плену перспектив,
Подыхая, кричала тайга

Через три сотни лет носит дым
Скифской вазою вещую тень.
Я бреду по больным мостовым
Белой ночью - оборотень.

Мимо павших и бывших живых,
Замурованных в склепы дворов,
У распятых в подъездах волхвов
Я шепчу языками немых.

Разбивались глаза о проспект,
В коммуналках тонули тела,
Неопознанный сбили объект -
Я живой, да в чем мать родила.

Не рубите на хлев корабли,
Не торгуйте крестами на вес,
Эти камни грешней всей земли,
Это небо больней всех небес
1
3048
20 августа 2007
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Смотрите также
Защитники Трои

Книга стихов, Ю.Шевчук (буду выкладывать по частям)Черный пес Петербург Черный пес Петербург, морда на лапах,Стынут сквозь пыль ледяные глаза.В эту но...

Стихи... *Боль*

Рыдает дождик с самого утра, А на озябшем, мокром перекрестке Стоит Любовь, забытая вчера, И кутается в жалкие обноски. Недавно лишь кружилась на балу...

НебоНебо

...

Загрузка...
Комментарии

Tugcrereled
17 июня 2011 18:09
Если вы решились скачать torrent бесплатно , попробуйте быть подготовленным к возможным
неожидоннастям, начиная от забравшегося в ваш компьютер трояна и заказнчивая
непрерывным стуком в дверь от милицейского патруля, который желает конфискавать
ваш лаптоп и просканировать его на наличие взломанных программных копий.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Четверг, 20 Июля
USD 1.9465
EUR 2.2393
RUB 0.0329
Margasan 4 минут назад
Цитата: Mab
Пункт ПДД?

Вам же дал ASD2 ссылку на разбор ситуации с указанием пунктов правил ПДД!
Заменю участников ДТП на "трактор" и "регик":
11.4. Обгон запрещен:
на регулируемых перекрестках, а также на нерегулируемых перекрестках при движении по дороге, не являющейся главной;
Регик шёл по главной (знак вроде был на 15 секунде). Обгон не запрещён.
Далее:
8.1. Перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны – рукой. При выполнении маневра не должны создаваться опасность для движения, а также помехи другим участникам дорожного движения.
11.2. Водителю запрещается выполнять обгон в случаях, если:
транспортное средство, движущееся впереди, производит обгон или объезд препятствия;
транспортное средство, движущееся впереди по той же полосе, подало сигнал поворота налево;
8.1 для трактора
11.2 для регика
Так вот, если во время обгона на нерегулируемом перекрестке при движении по главной дороге произойдет ДТП, то теоретически в нем могут быть виноваты оба водителя, т.к. трактор создал помеху другому участнику движения (пункт 8.1), а регик выполнял обгон трактора, который подал сигнал поворота налево (пункт 11.2).
Однако в описанной ситуации обычно назначают виновным одного из водителей и вот по каким причинам:
1. Водитель трактора вообще не подает сигнал поворота или включает его только после того, как регик уже начинает обгон. В этом случае виноват только трактор.
2. Водитель трактора включает сигнал левого поворота заблаговременно, но несмотря на это водитель регика начинает обгон. В этом случае виновным могут назначить только регика.

Вроде логично и понятно.


PS: Я эту ситуацию для себя открыл сейчас. У меня поворот в деревню точно такой же!
Буду при повороте налево теперь обязательно смотреть назад "на встречку" и включать поворот метров за 300!
Бережёного всё бережёт!
almeki 6 минут назад а че тут обсуждать? поворот у трактора моргает, обгон через сплошную... водила вафел ganjamix 13 минут назад а бэйджики у них хоть есть ? basalt155 13 минут назад кому-то денег не жалко basalt155 14 минут назад ручной труд. это у нас он нефига не цениццо dianest 21 минут назад
Цитата: Pipka2012
Ой да как ты мог такое подумать, конечно же в РФ на свободе ходят только самые чистые и невиновные люди. Всех кого можно было посадить - посадили. Реально идеальная страна с точки зрения преступности.

что за фантазии
всё в мире примерно одинаково, везде воруют, везде коррупция, везде кого то сажают, а кто то будет на свободе.
zootechnik_ua 36 минут назад сплошная, перекресток, трактор с поворотом - с такими обстоятельствами нужно было заранее тормозить и не было бы улета в кювет, а так еще легко отделался. gismo_2 46 минут назад Че бля? 5 штук почти? У моей жены сумка шанель дешевле стоит.

Бля я понимаю 125 экземпляров часов Jaeger-leCoultre. Но этой хyйни...
Новости от партнеров
Сейчас на сайте
46 пользователей, 1250 гостей